Добавить

РЕВИЗИЯ

РЕВИЗИЯ (из цикла «Продажи и продажные люди»)

 

 
РЕВИЗИЯ (из цикла «Продажи и продажные люди»)
 





Почти до самого конца февраля я сидела на диване и с удовольствием читала книжки. Готовое заявление на увольнение без проставленной даты пылилось на полке. Я ждала визита Сеньки, чтобы порадовать его приятными известиями. А он все никак не ехал.

Я льстила себе надеждой, что он боится встречаться со мной.

В обсуждениях в чате все чаще мелькали вопросы, вернутся ли Рома и Лина в следующем месяце в свои салоны, и кто будет работать в том. Сергей загадочно отмалчивался или же намекал, что еще не принял окончательное решение. Лена молилась, чтобы ей позволили вернуться. Я с презрением наблюдала за всей этой суматохой со стороны и ждала любимого начальника, чтобы швырнуть свое заявление ему в рожу…

Ближе к концу месяца, уже вечером, — чуть ли не ночью, — мне пришло сообщение от Сергея, предлагающего мне самой выбрать салон, в котором я буду продолжать плодотворно трудиться в марте. «Вы должны выбрать, в каком салоне вы хотите показать себя в следующем месяце. Только, учтите, вам будет выставлен личный план. Если вы останетесь в Ромином салоне, он составит триста тысяч, если вернетесь в свой – четыреста тысяч. По итогам выполнения этого плана будем решать вопрос о дальнейшем сотрудничестве».

Ах, ты, сук@, тв@рь продажная!.. Ромин салон отродясь не делал трехсот тысяч в месяц, — так же, как и «мой» — едва-едва дотянул до этой цифры совместными усилиями двух продавцов!.. Несмотря на все старания славных «ребят» и молча украденные наработки!.. И ты действительно реально полагаешь, что я сейчас вот прямо кинусь «себя показывать»?.. Ага, только волосы закреплю!..

В тот вечер я даже не посчитала нужным ему отвечать. Пусть полагает, что я обдумываю свое решение. А на следующий день прямо с утра отправила ему по электронной почте свое заявление с припиской:

«Разумеется, я готова отработать положенные по закону две недели, но в данных условиях не считаю это целесообразным и не буду возражать против увольнения одним днем».

Ха-ха!.. Очевидно, я все ее где-то в глубине души продолжала считать его нормальным разумным человеком, забывая, что он уже предоставил мне немало доказательств того, что никогда им не являлся!

Несмотря ни на что, я всегда стараюсь, чтобы все прошло по-человечески. Но по-человечески быть не может, если имеешь дело с продажными тв@рями. В течение последующих нескольких дней мы с Сережей играли в пинг-понг в электронной почте. Утром я высылала ему свое заявление. Вечером он возвращал его мне обратно с требованием исправить то одно, то другое. В заявлении стандартного образца!.. Я терпеливо переписывала, посмеиваясь вместе с Ромой, что скоро ему придется заказывать новую пачку бумаги. Вечером Сергей обнаруживал в нем еще какой-нибудь недочет. На следующий день вся эта процедура повторялась. Менялись даты, требовались новые запятые или обнаруживались лишние точки. Мы с Ромой уже просто хохотали в голос, споря на то, к чему он придерется в этот раз. Угадать никогда не удавалось. Очевидно, у нас с ним была не такая изощренная фантазия, как у этого парнокопытного животного.

К чему нужен был весь этот цирк, — я так и не поняла. В конце концов, он мог просто позвонить мне и в разговоре обсудить условия. Хотя, я повторяю, это было заявление стандартного образца на бланке компании, — от руки в нем проставляется только фамилия и дата. И вот только из этого он умудрился устроить цирк с клоунами.

И, разумеется, уволить меня без отработки он не имел права, — это ведь по закону ущемляет мои права. Да ладно, кто бы против, — было бы предложено!.. Значит, любимая компания оплатит мне еще две недели сидения на мягком диване и чтения интересных книжек!..

В срочном порядке Рому и Лину оставили в том салоне еще на месяц. И голубая мечта Лены о том, что ей позволят вернуться, отодвинулась, по крайней мере, еще на этот срок.

В течение этих двух недель Сергей по-прежнему не звонил и не приезжал. А в предпоследний день, — уже в десять вечера, — мне позвонил Рома. Сергей соизволил уведомить его о том, что завтра он на один день возвращается в свой салон, потому что он, Сенька, будет проводить у меня ревизию.

Зашибись!.. Ревизию!.. В салоне, в котором меня полтора месяца вообще не было!..

Ну, ладно.

Этот урод не соизволил приехать к началу смены, — подтянулся уже ближе к обеду. Объявился наигранно радостный, сияющий. И тут же слинял пить кофе. Объявился еще через час. И прямо с порога, с радужной улыбкой во все тридцать два зуба, осведомился:

— Ну, как, много было консультаций?

Я подняла на него глаза, оторвавшись, наконец, от телефона, и холодно процедила:

— Ни единой.

— А почему?

Я лишь молча продолжала смотреть на него. Если он действительно решил, что в последний день работы, в перерывах между пересчетом диванов, я буду козочкой скакать по салону и нарабатывать клиентов для «ребят», то пусть подумает еще раз. Я даже и видимости такой не собиралась создавать.

Как раз в этот момент на площадку зашли люди. Я даже и не пошевелилась, продолжая молча смотреть на Сергея. Он подумал немного, поморгал и кинулся обслуживать потенциальных клиентов.

Я демонстративно продолжила читать книжку.

Перед началом ревизии я спросила Сергея, не желает ли он пригласить сюда кого-нибудь из постоянных сотрудников салона, потому что без них нам будет не разобраться. Он легкомысленно отмахнулся и сказал, что не в чем тут разбираться, мы и без них справимся за пару часов.

Ну, ну!..

Никакого страха я не испытывала. Мне вообще было все равно. Лишь в голове крутилась надоедливая мысль о том, что надо же мне опять было вляпаться в такое дерьмо!..

Как я и предполагала заранее, в документах у Ромы был полный кавардак. Что-то не списано, что-то, наоборот, не принято, пересорт по всей мелочуге, вроде столиков и пуфиков. Ситуация осложнялась еще и тем, что в наличие имелись две огромные площадки, расположенные на некотором расстоянии друг от друга. За прошедшие недели ассортимент, — особенно, по всей этой мелочуге, — поменялся весьма существенно, и найти что-либо было не так-то просто.

В тот день я пришла к выводу, что наш многоуважаемый Сергей еще более туп, чем я даже предполагала. Во-первых, проработав в данной организации, по крайней мере, больше двух лет, он вообще не знал ассортимент. К каждому дивану мне приходилось подводить его чуть ли не за ручку и тыкать носом, — сам он их друг от друга вообще не отличал. В плане тканей и расцветок, — он вообще не понимал, о чем речь, и мне приходилось брать нужную раскладку, находить материал и опять же подводить этого дебила к дивану и тыкать мордой, чтобы он убедился, что я его не обманываю, и это – именно то, что указано в документах.

При этом пару диванов мы так и не нашли. Пара оказалась лишней, нигде не зафиксированной. А уж когда дело дошло до мелочевки!..

Периодически между нами происходил следующий диалог:

— А где у вас этот пуфик?

— Представления не имею, где у них этот пуфик!

Были открыты все ящики и столы, подняты все оттоманки. Пуфика не было. Ну, нигде он не находился, хоть ты убей!..

— Почему его нигде нет?.. – вопрошал Сергей, растерянно оглядываясь по сторонам.

— Представления не имею, почему его нигде нет! – холодно отвечала я.

— Но куда же он делся?..

— Знаете, меня как-то полтора месяца здесь не было, так что я не могу знать, куда он у них делся!

— А это точно тот столик?

— Да, точно.

— Но он белый, а по документам должен быть черный!

— Очевидно, пересорт.

— Но почему?! Как такое может быть?!

— Представления не имею. Как я уже сказала, меня здесь как-то не было долгое время. И я впервые вижу все это вместе с вами!

— Но я вообще не понимаю, как они так работают?! Почему у них такой беспорядок?!

— Представления не имею Может быть, нам стоит спросить об этом у них самих?

— Да нет, мы сейчас сами разберемся!

Ну, ладно, давай разбирайся!..

Периодически на площадку заходили люди. Я демонстративно приподнимала брови, предлагая Сергею отвлечься и проконсультировать их. Он послушно кидался это делать. А я снова бралась за книжку.

Пересорт был во всем. Через каждую минуту Сергей разражался возмущенной тирадой. После пары часов мне это надоело, и я вообще перестала вступать с ним в дискуссию. На каждый его вопль я просто неизменно отвечала:

— Представления не имею. Может, все-таки стоит пригласить кого-нибудь из постоянных сотрудников?..

После восьми мне все это уже окончательно надоело. И больше всего мне осточертели тупые ахи и охи моего уже почти бывшего начальника по поводу того, что, как и почему здесь творится. По документам вообще ничего не сходилось, и я поняла, что мы сегодня попросту не закончим, если как-нибудь не изменить этот процесс.

И в ответ на очередную возмущенную тираду Сеньки по поводу того, куда делись чистящие средства, — да еще в таком количестве, — я просто позвонила Роме и попросила его приехать.

Слава Богу, он был недалеко и на машине. С его появлением дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки.

Он быстро объяснил, что этот диван еще не успел списать, — его вчера отвезли покупателям, — а эту доставку забыл принять, — вот откуда лишние диваны. Да, со столиками пересорт, и он знает об этом. Здесь случайно списали по программе черный вместо белого, а здесь – наоборот. А вот этот вообще идет вместо этого, — ну, да, накуролесили, виноваты, но этот по стоимости даже дороже, так что организация ничего не потеряет, а он потом по документам проведет все, как положено. Пуфика действительно нет, — он его уже отдал покупателям. Деньги завтра принесут. Точно принесут, — они еще диван будут заказывать. В любом случае, это — под его ответственность, он принимает салон вместе с пуфиком; если что – сам деньги будет вкладывать. Чистящие средства спрятаны вот здесь. Да, одного все равно не хватает. Так, сейчас разберусь, позвоню Лине… Все в порядке; она просто одну штуку подарила покупателям, а деньги забыла за нее вложить. Да, завтра принесет пятьсот рублей, он проконтролирует…

В кассе десяти тысяч не хватает, — да, он в курсе, это они с Линой взяли по пять тысяч до зарплаты. Все вложат…

Признаться честно, у меня просто голова закружилась от всего этого. Нет, Ромка, конечно, молодец, — сразу же все объяснил и во всем разобрался, так что все сошлось, и ко мне больше не было никаких претензий. Но, блин!.. Прекрасно зная, что в салоне будет ревизия, он не посчитал нужным даже привести в порядок кассу, — не говоря уж ни о чем другом!.. Ну, как можно быть таким безответственным?!

К половине одиннадцатого мы, слава Богу, закончили. Я попрощалась с Ромой и, полностью демонстративно игнорируя Сергея, ушла.

Желание было только одно: хорошенько вымыться.


Комментарии