Добавить

НАИВНЫЕ ИЛЛЮЗИИ

НАИВНЫЕ ИЛЛЮЗИИ (из цикла «Продажи и продажные люди»)



А вот с продажами в январе как-то сразу не заладилось.

Я бы не сказала, что их не было совсем. И даже не могу сказать, что их было мало. Нормально мы тогда начали работать. Люди потихоньку шли, заказы оформлялись. Для нового нераскрученного салона, открытого в никому не известном пока еще месте, все было неплохо. Кроме того, нельзя забывать, что январь вообще неудачный месяц в плане продаж мебели. Сезон уже закончился. Люди изрядно потратились на Новый год и долгие январские каникулы, и поэтому расхватывают диваны не так охотно, как в том же декабре.

 

 
НАИВНЫЕ ИЛЛЮЗИИ (из цикла «Продажи и продажные люди»)
 





Но мы понемногу работали. И даже, — до поры, до времени, — считали, что у нас все нормально

Пока не грянул гром.

Через пару дней после того памятного разговора с Сергеем, мы узнали, что он выставил нам немыслимый план – один миллион.

Я так понимаю, что для него это был надежный и легкий способ отомстить зарвавшимся сотрудникам.

За полтора года моей работы в данной организации я была свидетелем открытия нескольких салонов в нашем регионе. Один из них я даже открывала сама. И всегда – неизменно – план на первый месяц работы в новом только что открывшемся салоне был единый – четыреста тысяч. Независимо от местоположения, раскрученности торгового центра и месяца. Всегда – четыреста тысяч.

Ну, а дальше – как пойдет. Некоторые салоны работали лучше других, — и план у них, соответственно, постепенно увеличивался. Но чаще всего, в принципе, был вполне реальным и адекватным. В моем прежнем салоне, например, мы его регулярно перевыполняли без особых проблем. Но, кстати, несмотря на то, что там мы работали очень даже успешно, до миллиона наш план никогда не доходил. В тех салонах, которые работали не слишком удачно, он, конечно, тоже слегка поднимался, но иногда так и оставался на уровне пятисот тысяч – плюс-минус.

Он плана зависело все. В первую очередь, мотивация, то есть, зарплата, потому что она составляет как раз процент от общего плана. Общая сумма продаж тоже, разумеется, зависит от этого. Если план салона пятьсот тысяч, а продали на двести пятьдесят, то салон работает замечательно, уже пятьдесят процентов плана выполнил, сотрудники – золото, так держать!.. Но совсем другая вырисовывается ситуация, если план – миллион, а продажи – те же двести пятьдесят тысяч. Такой салон работает из рук вон плохо, его сотрудников нужно регулярно чихвостить и позорить в общем чате, обвинять в том, что они подводят весь регион, и все теперь пострадают по их вине. Заодно это настраивает против нерадивых работников всю остальную «команду». И вот уже враг номер один очевиден для всех, и ему можно грозить всеми небесными карами…

Я так понимаю, — по слухам, — что итогами разговора со мной Сергей поделился с кем-то из более опытных и лояльных сотрудников. И ему, разумеется, добрые люди, — может быть, даже та же Любаня,- сказали, что все это – дешевые понты, что никуда я не денусь с такой завидной должности, и надо просто раз и навсегда поставить меня на место, чтобы не выделывалась. И он приступил к достижению этой цели…

Один миллион – это план для флагманских салонов, которых у нас в городе на тот момент было всего два. Да и то они его далеко не всегда выполняли. Козе было понятно, что новый только что открывшийся никому не известный салон не сможет столько сделать. Это понимала я. Это прекрасно понимали сотрудники других салонов. Это не мог не понимать Сергей. Он работал в этой организации далеко уже не первый год. Зато теперь у него были вполне законные основания регулярно терроризировать нас под предлогом того, что мы безобразно работаем.

Замечательно!..

После нашего с ним разговора я, вроде как, немного успокоилась. Он сидел передо мной, как описавшийся школьник, и, опустив глаза, не переставая, извинялся. И я на какой-то миг подумала: а может, я просто все преувеличиваю?.. Ну, вспылил человек, нервы не выдержали от напряжения, наговорил лишнего сдуру… Может, он действительно не имел в виду ничего плохого?.. И сейчас, после того, как я объяснила ему, что так себя вести нельзя, он исправится?.. Ведь он же извинялся, — и неоднократно, — может быть, он все осознал, и больше не будет так себя вести?..

Ага, осознал!..

Я извечно пытаюсь разглядеть в людях что-то хорошее. Мне все время кажется, что, может быть, я ошибаюсь, преувеличиваю, а на самом деле все не так уж и плохо?.. Может быть, все еще наладится, и мне не придется увольняться?..

Ага, наладится, — держи карман шире!..

Обычно региональному директору высылается общий план на регион, и он уже сам распределяет его по салонам. Так, как считает нужным. Как только я увидела выставленный нам план, все мои наивные иллюзии, если они и были, разом развеялись. Потому что это было просто откровенное издевательство над нами.

Вслед за планами Сергей выслал сводки по салонам. И в соотношении «количество продаж – планы» мы, разумеется, оказались на последнем месте.

Хотя, в общем, цифры у нас были на тот момент неплохие, — даже выше, чем у половины давно работающих салонов.

Так что по количеству продаж мы были вполне даже на уровне. Но в соотношении с планами цифры были просто пугающими.

Еще бы!.. Кроме двух флагманских салонов, которые зажигали всегда и везде, — там даже сотрудников было трое, потому что вдвоем справиться было нереально, — у всех остальных план был вполовину меньше, чем у нас.

Сразу же следом за сводками прилетело гневное письмо Сергея о том, что сотрудники некоторых салонов, — в том числе, и нашего, — совершенно не желают работать и подводят весь коллектив. И, если так будет продолжаться, он будет вынужден принимать меры, — вплоть до увольнения нерадивых работников, которые своей безответственностью, халатностью и расхлябанным отношением к выполнению обязанностей тянут назад весь регион. Он, как руководитель, терпеть подобное отношение к своей работе не будет. Нерадивым нарушителям дается неделя на то, чтобы исправить ситуацию. А после этого они будут оштрафованы, понижены в должности, переведены в другие салоны или уволены.

Забыл добавить – кастрированы, четвертованы и повешены. Ну, или расстреляны.

Вот так. И шансов выполнить его условия и «исправиться» у нас не было никаких.

Комментарии