Добавить

БЕЗ ПРОБЛЕМ!..

БЕЗ ПРОБЛЕМ!.. (из цикла «Продажи и продажные люди»)



После Нового года мебельный центр вымер.

Мы успели неплохо поторговать в последние два дня декабря. Поработали бы и лучше, если бы сам мебельный центр открылся раньше. Декабрь в мебели – самый хлебный месяц. Но, увы, по совершенно не зависящим от нас причинам мы его почти полностью пропустили.

Тем не менее, за два последних дня мы оформили несколько заказов. Но этого никто, разумеется, не заметил.

 

 
БЕЗ ПРОБЛЕМ!.. (из цикла «Продажи и продажные люди»)
 





Зато затишье в январе заметили все. Словно, блин, в первый раз замужем, — и не знают, что в январе всегда продажи падают.

Сергей вдруг повадился звонить мне каждый день и расспрашивать, как дела. Весь такой общительный, дружелюбный, веселый, — аж патока из телефона сочилась. Не знаю, может он, сук@, чувствовал, что натворил что-то не то, может, проверял мою реакцию… Мысли о том, что он хоть в чем-то ощущал себя виноватым и раскаивался, я даже не допускаю.

Моя реакция была крайне негативной. Я даже и не пыталась это скрывать. Меня трясло от беспомощной ярости каждый раз, когда я видела на экране телефона его имя. И разговаривала я с ним, скажем так… неласково. Нет, я не грубила явно, — просто отвечала не слишком приветливым голосом и ограничивалась односложными «да», «нет», «не знаю».

Честно говоря, я пока сама для себя просто не решила, как вести себя дальше. С одной стороны, я давно уже пришла к твердому выводу, что буду увольняться. Причем, я уже всем об этом объявила. Четко и однозначно. Возможно, до этого муд@ка даже дошли уже кое-какие слухи, и именно поэтому он и начал мне названивать, — чтобы прощупать обстановку. Смешно при этом, — но мое намеренье уволиться на тот момент никто не воспринял всерьез. Все говорили, — да полно, наплюй на него, дурака, и работай себе спокойно дальше. Но этот вариант для меня отпадал однозначно.

С долбоеб@ми я не работаю.

Что меня остановило тогда от немедленного увольнения? Честно говоря, этого я не понимаю до сих пор. И до сих пор жалею об этом. Нужно было бросить заявление ему в морду еще в тот самый день, когда он устроил ту истерику. Но я почему-то не решилась на это.

Зона комфорта – великая вещь. К любой стабильности привыкаешь очень быстро. И поменять что-то в одночасье было очень страшно. Поэтому сейчас я просто выжидала, не зная, как правильно поступить. Вроде бы, для себя я все однозначно решила. Но на деле пока ждала. Сама не знаю, чего.

Сергей заявился к нам 4 января. С кулером под мышкой. Весь такой веселый, цветущий, жизнерадостный, — меня аж затошнило при виде него.

Я вообще сидела в те дни не в лучшей форме. Мало того, что я так и не успокоилась до конца после той истории. Да, я уже не рыдала в голос, но при любом воспоминании об этом мне все еще хотелось плакать. Депрессия жуткая… Плюс – я умудрилась простудиться. Температуры не было, но был очень сильный насморк, от которого слезились глаза, и болела голова.

И вот сижу я такая, вся еле живая, обложившись платками и каплями, и вдруг на пороге – мой любимый начальник. Сияет своей улыбкой во все тридцать два еще не выбитых каким-нибудь добрым человеком зуба.

Я поднимаю на него глаза и молча слежу за его приближением, стараясь, чтобы мое лицо оставалось каменным и неподвижным. Впрочем, глядя правде в глаза, не думаю, что мне это удалось, поскольку я была вынуждена, не переставая, сморкаться.

— Здравствуйте! – радостно восклицает он, глядя на меня так, словно узрел лучшего друга.

От меня, наверное, ожидалось, что я поддержу игру и сделаю вид, будто ничего не произошло?.. Ну, уж нет!..

— Добрый день, — сухо цежу я через силу. Да мне даже здороваться с этим ублюдком западло. Но правила вежливости, блин, просто настаивают на этом.

Он спотыкается, изумленно смотрит на меня, растерянно моргает несколько раз. Не может понять, что происходит?.. Похоже на то…

Проморгавшись, он, похоже, решил, что ему почудилась моя странная реакция. Поэтому он снова нацепил на морду широчайшую улыбку.

— А я вам кулер привез! – радостно объявил он.

— Спасибо, — по-прежнему холодно процедила я, в упор глядя на него.

Хоть я и не решилась уволиться сиюминутно, терять мне все равно было нечего. И у меня даже и мысли не возникло изображать из себя прежнюю дружелюбную дурочку. Напротив, я всем своим видом стремилась дать понять тому муд@ку, как сильно мне неприятно его общество.

Сергей опешил еще больше.

— Он нормальный!.. – зачем-то проговорил он, кивая на кулер. Правда, жизнерадостности в его голосе поубавилось. – Должен работать!..

Забегая вперед, — кулер был неисправен. Откуда это чудо в перьях его притащило в таком состоянии и, главное, зачем, — мне не ведомо. Да и плевать мне было уже на это.

Я даже не стала ему ничего отвечать. Просто сидела и молча смотрела на него.

Жизнерадостная Лена, которую ничто не могло выбить из колеи, прыгала вокруг нас. Мне иногда казалось, что мы с ней существуем в двух разных параллельных мирах. Она совершенно не понимала того, что происходило в моем мире, и ее это никоим образом не затрагивало.

Некоторое время Сергей пытался беседовать со мной. Очень навязчиво, я бы сказала, чего никогда раньше не происходило. Что что-то мне говорил, что-то рассказывал, задавал какие-то вопросы. Я отвечала по-прежнему односложно и только в тех случаях, когда этого никак было не избежать. Его присутствие капитально выводило меня из себя. Он пытался вести себя, как обычно, словно ничего и не произошло. Я пыталась удержать очень сильную потребность вмазать стулом по его поганой улыбающейся роже. В голове билась только одна мысль: терять-то мне больше нечего!..

Этот истеричный ублюдок обесценил все, что я сделала. Он оскорбил меня в присутствии моей подчиненной и ревизора. Он одной своей бабьей истерикой перечеркнул полтора года моей работы на данную организацию. И теперь он ожидает, что я утрусь и, взявшись за руки с Леной, буду ручной козочкой скакать вокруг него?..

Пусть подумает еще раз.

Терять мне было нечего. Да, я не люблю конфликтов, но он уже произошел. Делать вид, что ничего не случилось, я не собиралась. Продолжать здесь плодотворно трудиться – тоже. В принципе, да, нужно было как-то решать эту ситуацию и искать из нее выход.

Проблема была в том, что я все еще не отошла от случившегося. Слишком мало прошло времени, — всего несколько дней. Я пока еще не чувствовала себя в состоянии нормально, четко и ясно изложить свои аргументы и объяснить свою позицию, чтобы расставить все по своим местам. К тому же, — как назло, блин!.. – я едва могла на секунду отнять платок от носа и вынуждена была постоянно промакивать слезящиеся глаза…

Короче, — оратор и боец с несправедливостью из меня сегодня был вообще никакой. Я и так еще чувствовала себя уязвимой и слабой, — а тут еще и болезнь добавила остроты ощущений. Поэтому, хотя я прекрасно понимала, что нам с ним необходимо поговорить, — я очень хотела бы, чтобы это произошло не сегодня.

Но мои желания его не интересовали. Потому что как раз он-то твердо вознамерился поставить меня на место прямо здесь и сейчас.

Конфликт интересов, — иначе и не назовешь. Да еще и прыгающая вокруг нас веселая Лена только добавляла масла в огонь. Она-то с радостью была бы готова поговорить с ним и ответить на любые его вопросы.

Лену Сергей просто игнорировал напрочь. Словно и не замечал. Похоже, она не заслуживала его драгоценного внимания. Но я так понимаю, что мое демонстративное поведение стало для него вызовом. Он в своей никчемной жизни с таким еще не сталкивался.

Он не сразу понял, что это серьезно. Ему не пришло в голову, что все решения я уже приняла, и оставалось только теперь воплотить их в жизнь. Он разглядел лишь взбрыкнувшую, — как ему потом охарактеризовали меня добрые коллеги, — подчиненную, которую нужно лишь слегка припугнуть, чтобы она убрала язык в задн… ммм… чтобы она прикусила язык, короче.

Да без проблем!..

Комментарии