Добавить

СКАЗКА - НЕОТВЯЗКА

СКАЗКА — НЕОТВЯЗКА (из цикла «Продажи и продажные люди»)



Такой истерики у меня не было давно… А может быть, и вообще никогда в жизни. Я выскочила на улицу и часа два, наверное, бегала по стоянке за торговым центром, рыдая в голос. Я не замечала ни достаточно крепкого предновогоднего морозца, ни, возможно, проходивших мимо людей. Я просто не видела ничего вокруг себя. Мне было настолько обидно, до такой степени больно, что мне казалось, я просто задохнусь от душивших меня слез…

 

 
СКАЗКА - НЕОТВЯЗКА (из цикла «Продажи и продажные люди»)
 





 

Все это было настолько несправедливо, настолько мерзко и подло, что в тот момент я действительно просто не представляла, как пережить все это…

Как раз в этот момент мне позвонила одна из девочек из другого салона, с которой я немного дружила, — спросить, собираемся ли мы уже на корпоратив. О Господи, — этот чертов корпоратив вообще вылетел у меня из головы, и я даже забыла сообщить кому-нибудь о том, что я не приду. Хорошо еще, что для себя я решила это еще пару дней назад, — иначе было бы очень обидно, потому что теперь, после такой истерики, я уж точно не смогла бы на него прийти!..

Юля попыталась меня уговорить, — но о чем тут вообще было разговаривать, если я и дышать-то нормально не могла?.. Я лишь предложила ей позвонить Лене и попытаться уговорить ее, поскольку она все еще до сих пор не решила, идти ей или нет…

Через пару часов мне начала звонить уже и сама Лена, потерявшая меня. Мне пришлось вернуться в салон, — боком-боком, чтобы не пугать людей своей опухшей физиономией и полным отсутствием глаз на лице. Лена – счастливый человек; она вообще не поняла, что произошло. Она чуть было не рухнула в обморок при виде меня. Мне пришлось забиться в уголок и просто ждать, когда закончится этот день. Тем более, что до конца успокоиться мне так и не удалось, и у меня время от времени снова начинали течь слезы… Просто сами собой.

Они у меня будут так течь еще целую неделю. Словно что-то в голове прохудилось… Да, сильно меня тогда шибануло!..

Периодически до самого вечера кто-то из других сотрудников звонил Лене и уговаривал ее все-таки приехать на корпоратив. Мне тоже пару раз звонила Юля с тем же самым. Пыталась и уговаривать меня, и даже давить на мою жадность, — мол, вы же деньги потеряете!.. Мне было плевать. Вот из-за чего я в последнюю очередь переживала, — так это как раз из-за денег!..

Лена, которая, казалось, изначально не хотела никуда идти, после каждого звонка в очередной раз передумывала и тоже начинала уговаривать меня. А потом и вообще заявила, что очень хотела пойти, но без меня теперь не пойдет! Что дало небезосновательный повод нашим дорогим коллегам прийти к выводу, что это я уж чуть ли не силой удерживаю ее и не пускаю…

Одна из них потом так прямо и заявит на корпоративе, что я дурно влияю на Лену, и нас надо срочно разъединять. Мол, без меня Лена – нормальный человек, а под моим пагубным влиянием сразу же меняется. Вот, и в данном случае, я и сама никуда не пошла, и Лену не отпустила…

Сейчас мне самой смешно вспоминать весь этот бред. Но тогда я всего этого как-то даже и не слышала. В одно ухо влетало, из другого вылетало…

Мне было плевать на все и на всех.

До самого вечера Лена периодически принималась уговаривать меня поехать на корпоратив. Она даже готова была отпустить меня пораньше, — мероприятие начиналось в восемь, — а сама досидеть до закрытия салона и приехать позже. В ответ я рекомендовала ей поехать самой прямо сейчас. Она тут же заявляла, что вообще не хочет туда идти; это она только ради меня готова, — а если я не пойду, то ей там вообще нечего делать…

Короче, сказка – неотвязка… Шило-мочало, — начинай сначала…

В другой ситуации она уже выбесила бы, наверное, меня до такой степени, что я послала бы ее на хрен. Но сейчас я просто не способна была ощущать что-то еще, кроме затопившей меня боли… На меня по-прежнему словно накатывало что-то временами, и начинали течь слезы…

Со времени этих событий прошло три с половиной года, и только сейчас, описывая все это, я понимаю, насколько сильно я изменилась с тех пор. Тогда я была, как я теперь это понимаю, просто патологически не уверена в себе. Мне страшно было что-то менять в своей жизни. Вроде, плыву и плыву по течению, — хреново, конечно, но вдруг я что-то попытаюсь поменять, и будет еще хуже?.. Я не была уверена в том, что смогу найти другую работу. Я еще переживала, в конце концов, из-за записи в трудовой книжке. Из-за денег, которых у меня было не шибко много в заначке. Я боялась в одночасье лишиться того привычного устоявшегося за многие месяцы образа жизни, и, вместо того, чтобы действовать, сидела и рыдала, — от обиды, от беспомощности и от полнейшего непонимания того, как мне вообще жить дальше.

Сейчас я просто встала бы и ушла, преспокойно предоставив ублюдочному хаму, заварившему всю эту кашу, право ее расхлебывать. И меня не остановили бы ни деньги, ни записи в трудовых книжках, ни страх перед завтрашним днем. С тех пор я стала намного жестче. У меня появилась новая установка: выжить любой ценой, — и не имеет значения, что придется ради этого сделать. Работу я найду всегда, — теперь я в этом даже и не сомневаюсь. А не найду, — значит, пойду воровать. Грабить. Да все, что угодно, — ради того, чтобы выжить! Я больше никогда не стану страдать и рыдать, теша самолюбие всяких ублюдков!..

Но тогда все было еще несколько иначе. Да, разумеется, я уже в тот день прекрасно поняла, что я не буду работать здесь. Но уйти прямо сейчас я тоже была пока еще не готова.

А потому сидела и, как дура, лила слезы над своей злосчастной судьбой!..

Комментарии