Добавить

ДЕТСАДОВСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

ДЕТСАДОВСКИЕ ПРОБЛЕМЫ (из цикла «Продажи и продажные люди»)



Даша в ужасе всплескивает руками и, похоже, лишается дара речи. К сожалению, временно. Ничего не понимающая Лена носится вокруг нас, заглядывая в глаза и вопрошая: «А что случилось-то?.. А в чем дело?..» Сергей выныривает, наконец, из-под стола и начинает тараторить: «Да, нам отдали во временное пользование еще одну такую же площадку, на двести метров, месяца на два! Вот мы пока временно и заполнили ее диванами! А когда нам скажут ее освободить, мы отправим их в другой салон! У нас в этом городе есть большой стоковый салон, который работает очень хорошо, и они все продадут прямо с экспозиции!..»

 

 
Картинка из интернета
 




Картинка из интернета


Вот уж врет, так врет!.. Это он говорил как раз про тот салон, где я месяц тусовалась до открытия этого. И за это время продаж у них практически не было. Ни с экспозиции, ни под заказ. Этот салон, к сожалению, был совсем убыточный, и уже много месяцев шли разговоры про его закрытие!..

Даша потихоньку пришла в себя, тряхнула головой, словно окончательно прогоняя наваждение, и сказала:

— Ну, что ж, пойдемте смотреть ваш второй салон!

А на той площадке, между нами говоря, все было выставлено ну совсем не по фэн-шую!.. Изначально сборщики еще попытались расставить диваны хоть как-то более или менее прилично, соблюдая требования компании, о которых они все-таки имели представление. Но перетаскивавшие мебель на другую площадку грузчики об этих требованиях не имели ни малейшего представления, да и я к тому моменту была уже настолько заморенной жизненными обстоятельствами, что у меня просто сил не хватило еще как-то извращаться и что-то там придумывать. Поставили в ряд, разложить и проконсультировать клиентов можно, — ну, и ладно!.. А дальше вон пусть Сережа развлекается и расставляет все так, как ему нужно!

Так что я совершенно даже и не удивилась, когда, при виде второй площадки, Даша застыла в ступоре.

— Та-а-а-ак… — только и смогла произнести она.

Постояла еще минуту и молча ушла обратно. К Сергею.

Дальше они уже разговаривали между собой. Я к ним не присоединялась, стояла чуть в стороне. А вокруг всех нас по-прежнему бегала жизнерадостная Лена, которая, казалось, вообще не понимала, что происходит…

Наконец, ревизия, очевидно, начала подходить к концу. И Даша, и Сергей принялись собирать свои вещи. Сергей снова повторил, что пришлет все необходимые документы; уголок потребителя, значит, девочки оформят; жалобную книгу привезут вместе с канцелярией, которую он только что, наконец, заказал… Новую планировку начертим, – то есть, я начерчу, – и отправим на согласование…

— Сергей Вячеславович, и насчет кулера вы тоже потом проверьте, пожалуйста! – попросила я. – Может быть, он тоже просто не заказан?..

Что произошло дальше, — я не понимаю до сих пор…

Высоким, совершенно бабьим голосом, словно его кто-то под столом незаметно кастрировал, Сергей начал визжать, что я уже достала его со своими постоянными детсадовскими проблемами, ни одну из которых я не способна решить самостоятельно. Все администраторы – как администраторы, одна я вечно ною и пристаю к нему по пустякам!!! А с этим чертовым кулером я вообще уже ему надоела!!! Вот, он принес нам воду, — пейте, сколько хотите!!! И нечего к нему постоянно привязываться!!! Раз он сказал, что кулер привезут, — значит, привезут!!! Он вообще больше не желает об этом слышать!!! У него своих проблем хватает, чтобы еще моей ерундой заниматься!!!

Он еще что-то визжал, но я уже его не слышала, улавливая только общий смысл. После первой же его фразы у меня возникло такое ощущение, будто мне под дых дали. Или ведром ледяной воды окатили. Во мне все просто застыло. В ушах зашумело, — а вот все окружающие звуки в мире словно исчезли, и наступила полнейшая гробовая тишина. И в эту звенящую тишину врезался визжащий бабий голос…

Почему я не вылила эту привезенную им воду ему на голову? Или почему просто не повернулась и не ушла? Этого я не понимаю до сих пор. Но в тот момент я просто застыла от шока. Визг начальника доносился сквозь все усиливающийся шум в ушах… Ошеломленное Ленино лицо с широко открытым ртом… Точно такая же отвисшая челюсть у сидящей рядом ничуть не менее изумленной Даши… И перекошенная злобой и ненавистью физиономия Сергей, все еще продолжающего что-то выкрикивать…

— Успокойтесь, пожалуйста, Сергей Вячеславович! – тихо, раздельно, почти по слогам, — как разговаривают с детьми или с душевнобольными, — проговорила я. – Я обещаю, что больше никогда не буду приставать к вам со своими детсадовскими проблемами! Видимо, в моем голосе прозвучало нечто непонятное для них всех, потому что у Лены и Даши физиономии вытянулись еще больше, а мой начальник на мгновение даже заткнулся. Правда, быстро пришел в себя и попытался еще что-то вякнуть, но я, не обращая на это внимания, продолжила все тем же тихим голосом, — медленно, членораздельно:

— Я прошу у вас прощения, Сергей Вячеславович, за то, что доставала вас, и еще раз обещаю, что больше никогда не буду этого делать!

Потом у меня перед глазами как-то странно все смешалось. Даша кинулась натягивать шубу. Сергей тоже схватился за куртку с криком:

— Дарья!.. Я вас сейчас подвезу!..

Последняя картинка, которую я еще помню, — это как они оба, чуть склонившись друг к другу, поднимаются на эскалаторе и исчезают за дверью…

А потом у меня ручьем хлынули слезы из глаз…

Комментарии