Добавить

КУЛЬМИНАЦИЯ

КУЛЬМИНАЦИЯ (из цикла «Продажи и продажные люди»)



Кульминация произошла как раз 29 декабря.

Время от времени, — раз в полгода, например, — салоны «Блеска диванов» проверял ревизор из Москвы. Ее звали Даша. Особое внимание она уделяла тому, в соответствии ли с утвержденной в центральном офисе планировкой расставлены диваны, а так же общему оформлению салона, присутствию рекламы на выделенных для этого местах, наличию и правильному оформлению необходимых документов. По слухам, она имела право кассу и сейф пересчитать, но на моей памяти никогда этого не делала.

 

 
Картинка из интернета
 




Картинка из интернета


Вообще, ничего не могу сказать плохого, — Даша всегда вела себя очень лояльно, зря не цеплялась, все замечания делала по существу и давала достаточно времени на исправление недостатков.

Утром 29 декабря Сергей написал в Вайбере, что Даша в городе, в одном из салонов. Все сразу же заволновались, принялись наводить у себя порядок. Я же практически не обратила внимания на это сообщение. Наш салон еще толком даже и не начал функционировать; не было оформлено ни одного заказа, не было в наличие вообще никакой документации: ни жалобной книги, ни документов на салон, ни сертификатов. Все это нам попросту не успели еще привезти из Москвы. Ни рекламы, ни буклетов для оформления салона, — вообще пока еще ничего не было. Да и сам мебельный центр реально открыл свои двери только накануне; официального открытия еще не было, зато повсюду пыль, грязь, шпатлевка, единично готовые к работе салоны…

В общем, повода у ревизора приезжать к нам не было, потому что проверять у нас пока было ровным счетом нечего.

Позже уже стало известно, что в тот день из шести салонов нашего города Даша побывала только в двух. И один из них, как это ни смешно, оказался нашим.

Откуда она вообще узнала о салоне, который официально еще даже не считался открытым, — остается только догадываться. У меня вообще почему-то сложилось впечатление, — не знаю, возможно, ошибочное, — что Сергей сам ее к нам пригласил. Зачем?.. Ума не приложу!..

Но он написал в Вайбере, что сейчас приедет к нам вместе с Дашей.

Ну, приедет, так приедет!.. Я шибко из-за этого даже и не переживала. За эти дни во мне уже прочно укоренилось привычное чувство злости и ненависти по отношению к нашему руководителю. Он палец о палец не ударил ради того, чтобы привести этот салон в порядок; он даже и не был здесь еще ни разу, — ну, блин, действительно, неужели даже не интересно было хотя бы посмотреть, что у нас здесь получилось?..

Ха-ха!.. Я действительно хотела лицезреть здесь своего начальника?.. А вот и он!..

Бойтесь своих желаний, ибо они могут сбыться!..

Он приехал чуть раньше Даши. И заявился он к нам уже раздраженный донельзя, ругающийся с кем-то по телефону. И ему не понравилось все!!!

Начать с того, что диваны в основном салоне были выставлены в соответствии с планограммой, утвержденной в центральном офисе. Тут сборщики особенно старались, потому что в организации этому придавалось огромное значение. Именно это, в первую очередь, и проверяет ревизор. Так вот, прекрасно зная, что Даша вот-вот будет здесь, Сергей кинулся в одиночку передвигать диваны, — так, как он считал нужным.

Мы с Леной просто обалдели от такого небывалого всплеска энергии. Я пыталась говорить ему про планировку, но он ничего не желал слышать. При этом он, не умолкая, выражал свое недовольство: это сделано не так, это поставлено не эдак, а так вообще быть не должно!.. Захотелось просто сказать: а где, блин, ты был последнюю неделю?! Почему ты не присутствовал при сборке мебели, почему не указывал изначально, что и где расставлять, и как вообще все делать?.. Чем ты, руководитель, занимался таким важным, что по ценности превосходило открытие нового салона?!

Но я просто молча отошла в сторону, предоставив ему заниматься своим делом.

А вот Лена не поняла настроения важного начальника. Она вообще была девушкой очень дружелюбной. Она крутилась около него, пыталась разговаривать с ним, что-то рассказывала, шутила… Он отвечал ей… Нет, это даже не назвать грубостью… Он просто злобно оскорблял ее каждой фразой, — причем, реально, он разговаривал с ней с такой озлобленностью, с такой ненавистью в голосе, что мне просто не по себе стало…

Потому что реально она пока еще не совершила ничего такого, за что он мог был ее так возненавидеть. И то, что она вела себя сейчас, как дружелюбная дурочка, напрочь игнорируя его оскорбления, в принципе, не оправдывало такой совершенно немотивируемой злобы.

Признаться честно, я совершенно не понимала происходящего. Но я еще могла бы, в какой-то степени, понять его злость по отношению ко мне. У меня резко упали продажи после решения перейти в новый салон, — это раз!.. Я оказалась не способной самостоятельно решить тысячу проблем, — это два! Открытый мною салон ему не понравился, — это три!.. Четыре и пять тоже можно найти. Но даже в случае со мной он не опускался до открытых оскорблений. Да, он уже сто раз в различных интерпретациях повторил, что другие администраторы, в отличие от меня, как-то сами способны решить все эти проблемы, как-то сами договариваются и со сборщиками, и с грузчиками, и с администрацией торгового центра, и со своими сотрудниками, что самое главное, — и тут был прямой намек на Лену. А я, видите ли, не способна ни с чем справиться. Да, это было очень обидно, неприятно и несправедливо, — но все это проговаривалось даже не напрямую, не в лицо, а как бы вскользь, сквозь зубы, в сторону. Но при этом он меня не оскорблял!

Но с Леной дело обстояло совсем иначе. Он просто откровенно хамил ей, давал понять открытым текстом, что она – полное ничтожество; мол, вообще не понятно, что она здесь делает, и, если ей что-то не нравится, может прямо сейчас убираться отсюда! И это было вообще непонятно и необъяснимо.

И, что самое главное, — она этого ничем не заслужила!

Мне, хотя бы, было, что терять, — пусть сейчас все это превратилось всего лишь в воспоминания о хорошей зарплате и нормальных условиях. Но эти воспоминания у меня, по крайней мере, были, поэтому во мне еще теплилась какая-то надежда на то, что все еще может вернуться. А вот Лена с этой чертовой организацией пролетела, как фанера над Парижем. Изначально ей обещали работу в новом салоне и нормальную зарплату, — в результате она вот уже четыре месяца получала только голый оклад, — а он, простите, всего-навсего семьдесят рублей в час!.. – ждала открытия этого проклятого салона и не видела пока от этой гребаной организации пока ничего хорошего!

И при этом начальник, который, в принципе, обманул ее, наобещав с три короба, теперь разговаривает с ней, как с последним дерьмом!..

Я после первой же такой обращенной ко мне фразы просто повернулась бы и ушла. Совсем. Но Ленка, — то ли не понимая, что он намеренно оскорбляет ее, то ли просто не воспринимая это так болезненно, как я, — упорно продолжала свои попытки поговорить с ним по-человечески.

Я смотрела на это со стороны, и у меня шевелились волосы.

Через полчаса все диваны на площадке были передвинуты. Кардинально. Из одного конца салона в другой.

И тут появилась Даша…

Комментарии