Добавить

КОГДА ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СИЛЬНЕЕ НАС…

КОГДА ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СИЛЬНЕЕ НАС… (из цикла «Продажи и продажные люди»)



Эта Ленкина уникальная особенность уцепиться за что-нибудь не слишком существенное и потом раздуть из этого целую трагедию аукнулась мне уже на второй день нашей с ней совместной работы в новом салоне.

Представьте себе ситуацию: полная разруха, несколько десятков диванов в различной степени собранности, снующие между ними грузчики и сборщики, тут же Андрей, собирающий гостиную, я, то бегающая от одного к другому, то пересчитывающая и проверяющая диваны, то закопавшаяся в груду накладных, пытаясь свести концы с концами… Времени не хватает ни на что, сил нет, голова кругом… А Лена, вместо того, чтобы хоть чем-то помочь, стоит около одного из диванов и перекладывает с места на место несколько упаковок с подушками…

 

 
КОГДА ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СИЛЬНЕЕ НАС… (из цикла «Продажи и продажные люди»)
 





— А когда подушки принимать будем? – спрашивает она меня.

— Лен, подушки в последнюю очередь! – отмахиваюсь я.

— А почему? – Лена смотрит на меня с искренним недоумением. — Давай их быстренько пересчитаем!

— Лен, мне сначала с диванами надо разобраться, а потом уже мелочевкой заниматься!

— Так давай, я сама их посчитаю! – весело предлагает она.

У меня глаза в кучу; мне не до веселья.

— Лен, я даже не знаю, в какой они накладной! Мне вся эта мелочуга еще не попадалась! – Я стараюсь говорить спокойно и быть терпеливой с ней. – Мне вообще сейчас не до подушек! Давай потом, ладно?..

Лена с обиженным видом отступает в сторону. Помогать мне она даже и не пытается. Но хоть не мешает, — и на том спасибо!..

Примерно через час она возвращается к этому вопросу, и у нас снова происходит диалог, аналогичный вышеописанному. И еще через час… И еще… Мои нервы уже на пределе, но я по-прежнему стараюсь сдерживаться. Ну, ведь она, в принципе, неплохая девка, просто несобранная какая-то, не способная понять, что действительно важно в данный момент, а что второстепенно… Она же не со зла… Но где-то после десятого подобного разговора мне все труднее сохранять самообладание… Мне все больше хочется отправить эту глупую куклу домой. Помощи от нее все равно нет, — так чтоб она хоть на нервы не действовала!..

Но Лена не успокаивается. Ей очень хочется, чтобы я бросила всю ту ерунду, которой я занимаюсь, и кинулась пересчитывать подушки…

Еще раз… И еще… От вежливой улыбки, которую я надела на губы, уже сводит скулы… Меня капитально подтрясывает. Но, благодаря закалке, приобретенной за год работы в экстремальных условиях с Любаней, я еще каким-то чудом умудряюсь сохранять самообладание… А вот веселая Лена, целый день резво прыгающая вокруг подушек, нет…

Ближе к вечеру, после очередного такого диалога, — уж не знаю, какого по счету за день, — с ней случается ее «бурчащая» истерика, и оставшиеся часы проходят под ее монотонное:

— Ты все время говоришь «потом»!.. Все время потом!.. Ну, сколько можно?.. Я же помочь пытаюсь!.. Лучше бы я вообще в этот салон не переходила!.. И Люба меня постоянно прогоняла, и ты!.. И зачем я к вам вообще пришла на работу?.. Я же работать хочу, а ты все время «потом»!..

Господи, дай мне терпения!.. Сначала Любаня, потом Сергей, теперь вот Лена!.. Да куда хоть я, черт возьми, вляпалась?!

Еще месяц назад мы с девчонками из других салонов договорились пойти на корпоратив 29 декабря. Тогда еще все было нормально, ничего не предвещало беды, и я, разумеется, согласилась и сдала деньги, тысячи по две, вроде. Лена тоже поначалу согласилась. Правда, уже на следующее утро передумала. Мы тогда с ней общались только по телефону, между нами все было нормально, и я ее уговорила. К вечеру она снова передумала. В общем, Лена была в своем репертуаре. Эти качели у нас тогда продолжались недели две. Потом она, наконец, все-таки сдала деньги. Я наивно полагала, что все благополучно завершилось. Но, увы, это был еще не конец.

Даже заплатив, Лена передумывала по несколько раз в день. Можете считать меня бессердечной, но мне это надоело довольно быстро. Уговаривать взрослого человека, который сам не знает, чего хочет, занятие донельзя утомительное. Тем более, что она даже не могла никак обосновать свое решение.

С утра она говорила, что никуда не пойдет, потому что у нее плохое настроение. (Напомню, до корпоратива на тот момент было еще примерно две – три недели). К обеду оно улучшалось, и она решала пойти. К вечеру она приходила к выводу, что в нашем славном коллективе все такие же крысы, как Любаня, и она принципиально не хочет никого из них видеть. Потом вдруг вспоминала, что она, в принципе, еще ни с кем и не знакома толком, — вот и будет повод это исправить!.. А потом у нее заболевала голова, и она решала, что все-таки никуда не пойдет…

И так – до бесконечности.

Поначалу мы много разговаривали на эту тему. Потом мне это надоело. Тем более, что до корпоратива было еще несколько недель, а она была способна трижды изменить решение в течение минуты. Поэтому я просто говорила ей, чтобы она делала то, что считает нужным.

Сама я чуть было не психанула только один раз, когда мне позвонила одна из девочек и сказала, что они хотят пригласить Любаню, — по количеству не набиралось столько народу, сколько было нужно. Тогда я просто сразу сказала, что, если будет Любаня, то я не приду. И вот тут эта девочка сказала вдруг фразу, которая мне очень не понравилась:

— Ну, тебе все равно придется идти, даже если там будет Люба! Ты же прекрасно понимаешь, что уже сдала деньги, и обратно их тебе никто не вернет!

— Ира, — спокойно возразила ей я, — если ты считаешь, что паршивые две тысячи меня в этом случае остановят, то ты меня очень плохо знаешь! Я с этой девушкой ср@ть на одном поле не сяду, а ты предлагаешь мне сидеть с ней за одним столом! Да мне плевать на любые деньги!

Любаня, кстати, отказалась приходить, и этот вопрос больше не поднимался. А на то, что Лена ежеминутно меняет решения, я попросту перестала обращать внимание.

Но работа в новом салоне капитально поменяла все. Первые же несколько дней вымотали меня настолько, что ни о каких корпоративах мне больше даже и думать не хотелось. Настроения не было вообще, и ясно было, что вряд ли за пару дней все наладится. Скорее, все будет только еще хуже, — как, в принципе, в конечном итоге, и получилось.

И, за два дня до корпоратива, когда Лена завела свою уже привычную мне шарманку «пойду – не пойду», я сказала ей, что тоже передумала туда идти.

Лена сначала обрадовалась, даже перезвонила мне вечером и сказала, что у нее от сердца отлегло и на душе полегчало от моего решения, — потому что она и раньше не хотела идти, согласилась только ради меня, а теперь, слава Богу, я тоже передумала. А на следующий день с раннего утра начала уговаривать меня все-таки пойти…

Но я все уже решила для себя, сказала об этом, и мое решение обжалованию не подлежало.

А кроме того, обстоятельства, в конечном итоге, сложились так, что я все равно не смогла бы туда пойти.

Комментарии