Добавить

ПРОБЛЕМЫ, ПРОБЛЕМЫ…

ПРОБЛЕМЫ, ПРОБЛЕМЫ… (из цикла «Продажи и продажные люди»)



Короче, с этим новым салоном мы попали. В буквальном смысле слова.

Я проклинала все на свете. Ведь я же, в принципе, знала, что за человек Сергей, я уже столкнулась в свое время с его непорядочностью и безответственностью при открытии первого салона. Когда он попросту бросил меня там в гордом одиночестве, предоставив самостоятельно решать появляющиеся проблемы. Но это была ерунда по сравнению с тем, с чем мы столкнулись сейчас. И его поведение тоже не шло ни в какое сравнение. Да, тогда он тоже ни разу ни в чем мне не помог, — но он, по крайней мере, отвечал на звонки. А сейчас он вообще был не доступен. Он спрятался, затаился и не выходил на связь, предоставляя мне самой решать многочисленные проблемы, которые не решались, увы, на моем уровне.

 

 
ПРОБЛЕМЫ, ПРОБЛЕМЫ… (из цикла «Продажи и продажные люди»)
 





 

А вокруг меня кружилась администрация мебельного центра, постоянно требуя от меня что-то, что я никак не могла сделать, задавая вопросы, на которые я попросту не знала, что ответить, и непрестанно желая Сергея, Сергея, Сергея!..

За эти три дня я просто возненавидела этого человека!..

Тем временем мы, худо или бедно, привели салон в порядок. У нас не было даже бумаги и ручек, потому что канцелярию еще не привезли, и привезут или нет, заказана она или нет, — мне было неведомо. Кулера не было тоже, — а продолжительность рабочего дня в этом мебельном центре, — задумайтесь на минутку!.. – двенадцать часов! И за эти двенадцать часов у нас не было возможности даже попить чаю или кофе!..

Лена приносила какую-то еду и грызла всухомятку. Я так не могла. Я, скорее, готова вообще не есть, если нет такой возможности, — но не пить я не могу! Конечно, я постоянно приносила с собой воду, — или покупала в ближайшем супермаркете напитки, — но это был очень слабый заменитель нормальному стакану крепкого горячего чая.

Наконец, день на четвертый, Сергей все же соизволил связаться со мной. Я перечислила ему целый список проблем. Блин, это были проблемы, вполне нормальные и естественные для нового, только что открывшегося салона, — только решать их должен был руководитель. Здесь администрация мебельного центра велела переделать плинтус, потому что он сломался. Здесь – перевесить вывеску, потому что ее не видно. Тут – заново покрасить стену, потому что ее поцарапали где-то в процессе. Передвинуть гостиную, состоящую из нескольких модулей, потому что она загораживала обзор. Убрать три десятка тяжелых коробок со столиками и прочим из закутка, который, как уверял нас Сергей, тоже относится к нашей площадке и может быть использован, как склад. Вот только администрация мебельного центра была не в курсе этого… А куда их убрать, если в салоне вообще запрещено хранить что-то в коробках, настоящего склада у нас здесь нет, а закуток вообще не имеет к нам никакого отношения, как выяснилось, и ничего хранить там мы не имеем права! Телефон в салоне до сих пор так и не работал, — я уже позвонила везде, куда смогла дозвониться, и что еще делать, попросту не знала.

Очень много проблем было с диванами, потому что среди такого количества товара, привезенного в разное время, разными машинами, принимаемого задним числом, выявилось очень много брака, что-то не довезли, что-то привезли не то… И так далее, в том же духе…

И – внимание!!! – главный бонус!.. Та двухсотметровая площадка, которую нам, якобы, отдали дополнительно, вдруг приобрела хозяина, и от меня требовали в срочном порядке перенести диваны на другую, находящуюся всего в каких-то пятидесяти метрах от нее…

Перенести!.. Диваны!.. Самостоятельно!.. Да у меня просто слов не было!..

Сергей отреагировал на все это как-то совершенно неадекватно. Вплоть до того, что, когда я сказала ему, что руководство мебельного центра не может связаться с ним и просит срочно перезвонить, он вдруг начал визжать на тему того, с какой стати он вообще должен им звонить по первому их требованию; зачем они звонят ему; пусть угомонятся и оставят его в покое, — он сам свяжется с ними, когда посчитает нужным!..

Ничего себе!.. Я так полагаю, что и ко мне вся эта тирада имела самое непосредственное отношение!

Он разговаривал со мной очень раздраженно и истерично. Было совершенно очевидно, что его откровенно бесит то, что я навешиваю на него какие-то проблемы, — вместо того, чтобы оперативно и самостоятельно их решить. Он и раньше, в моем старом салоне, всегда уходил от любых проблем, от любой ответственности, но, по крайней мере, всегда делал это вежливо. А сейчас он даже и не пытался вести себя нормально. Он раздражался, бесился, злился, он был откровенно недоволен мною за то, что я смею еще что-то требовать от него и вообще пристаю к нему с подобной ерундой!

Он даже так и сказал что-то типа того, что «вы хотели салон, — я вам его открыл, — и нечего больше меня дергать!»

Я повесила трубку в полнейшем недоумении, вообще не понимая, что происходит.

Я и рада была бы самостоятельно разобраться со всем этим. Но в том-то и дело, что со мной никто не желал даже разговаривать. Для выполнения любых работ в салоне нужна была заявка руководителя. Необходимо было пригласить или найти людей, которые смогут перенести мебель. У меня таких возможностей и связей не было. А уж про руководителей мебельного центра я вообще молчу, — они уже раз сто сказали мне, что желают разговаривать именно с Сергеем, — и ни с кем иным!

Единственное, что мне удалось добиться от него, это заверения, что и кулер, и канцелярия заказаны, и их вот – вот привезут. А для всего остального он велел мне позвонить нашему местному сборщику, — и мастеру на все руки по совместительству, — и распорядиться, чтобы он пришел, устранил все недостатки и, похоже, в одиночку перетаскал всю мебель.

Сборщику – его звали Андрей – я позвонила и объяснила ситуацию. Он сказал, что подъедет и починит – отремонтирует – закрасит все, что нужно, — только пусть Сергей оформит для него заявку на работу, поскольку оплата труда у него сдельная с каждой выполненной операции. Но вот мебель он, разумеется, передвигать не будет, потому что это уже не его должностные обязанности.

Сергей, разумеется, опять не желал брать трубку. Я в Вайбере написала ему, что от него требуется, и стала ждать.

Андрей приехал на следующий день и сказал, что заявки на работу так и нет, а без нее он делать ничего не может. Я, хоть и не с первого раза, дозвонилась до Сергея и объяснила ему ситуацию. Его дальнейшее поведение вообще вогнало меня в ступор. Он начал визжать, как сумасшедший, что Андрей слишком много на себя берет, что он вообще обнаглел и не желает работать; что я должна заставить его все сделать, иначе он чуть ли не уволит его прямо сейчас. Пусть немедленно выполняет свою работу, — или убирается отсюда, — потому что он, Сергей, подобную наглость ему не спустит и просто так не оставит!..

Андрей, бывший военный, ни коим образом не имеющий отношения к самому Сергею и не подчиняющийся ему, — и уж, тем более, мне, — слышал весь этот разговор, поскольку стоял рядом. Поэтому в ответ он лишь посмеялся и сказал, что «наш мальчик», похоже, совсем слетел с катушек. Он готов все сделать, проблем никаких, он уже приехал даже, — но ему нужен наряд на работу, а он уже по прошлому опыту знает, что потом Сергей попросту забудет написать заявку, и ему придется чуть ли не силой выбивать ее из него.

Я реально готова была просто разреветься в голос.

Андрей посмотрел на меня, вздохнул, посоветовал мне успокоиться и не обращать на «дебила» внимания, а потом достал инструменты и принялся за работу…

Я в изнеможении рухнула на ближайший диван. У меня больше просто не было сил…

Комментарии