Добавить

МНОГО НОВОГО

МНОГО НОВОГО (из цикла «Продажи и продажные люди»)



Вообще, в тот день от Лены я узнала о себе много нового…

Оказывается, я вообще не работала весь этот год. В нашем салоне работала одна только Любаня. Все заказы были ее, все клиенты – ее, все наработки – тоже ее. Я, как выяснилось, продавать вообще не могу, не умею и не желаю, и Любаня все это время вкалывала здесь одна, как проклятая, а я лишь ее деньги незаслуженно забирала!..

Замечательно. Приехали…

 

 
Картинка из интернета
 




Картинка из интернета


Нет, я и раньше всегда честно признавала, что Любаня работает лучше, чем я. У меня было чуть меньше заказов, но не намного, — и это были мои заказы!.. Кроме того, я вовсе не считала, что забираю чьи-то чужие деньги, — в первую очередь, потому, что я делилась с ней своими деньгами, чего я вообще могла бы не делать. И, благодаря этому, она не сидела на тридцатке, как менеджеры всех других салонов, а получала от пятидесяти и выше…

А оказалось, что это я все это время жила за ее счет…

Скандалить я не умею. Поэтому вцепляться Любане в волосы я не стала, — хотя она изо всех сил провоцировала меня на это. Просто решила спокойно дождаться открытия нового салона, перейти в него и забыть Любаню, как страшный сон.

На третьей неделе сентября продаж в салоне вообще не было. Любаня, как псина, спущенная с цепи, кидалась к каждому появившемуся на горизонте человеку. Но все было напрасно. Мы с Леной только переглядывались, глядя, как она матерится от злости и бьется головой о стену.

Я махнула рукой на всю эту ситуацию, предоставляя Любане право прыгать перед клиентами. Даже тогда я считала, что ни одна работа не стоит того, чтобы драться ради нее. Да, у меня вообще не было продаж в этом месяце, — по моей же глупости. Кроме того, у меня был возврат, — покупатели отказались от дивана за сто с лишним тысяч, приобретенного в августе, — так что я вообще ушла в минус по мотивации, поскольку его у меня, разумеется, вычли.

Лена тоже сидела без продаж. Но для нее это было пока не так критично, как для меня, поскольку во время стажировки и не требуется, чтобы стажер продавал, — он же еще только учится. В мои смены она, по крайней мере, могла консультировать клиентов, — Любаня в свои смены ее вообще ни к кому не подпускала.

Новый салон должен был открыться в октябре. И пока мы с Леной просто терпеливо ждали этого события.

В конце сентября Сергей потребовал у меня объяснения, почему у меня нет продаж. Я перезвонила ему и напомнила о том, что у нас так и не решилась проблема с банками; мы не можем оформлять рассрочки. Но у нас много наработок, и, как только договор хоть с каким-нибудь банком будет заключен, мы постараемся наверстать упущенное.

Сергей возразил, что у Любани-то, несмотря ни на что, есть заказы, а у меня их нет. И начал рассуждать на тему того, как же я собираюсь переходить в новый салон, где требования будут гораздо выше, если у меня вдруг упали показатели… Да и насчет Лены он теперь уже сильно сомневается, потому что она вообще за месяц никак не проявила себя, и не означает ли это то, что она вообще не может работать?..

Тогда я честно рассказала ему о сложившейся в нашем салоне ситуации, о том, что Любаня оформила на себя два моих заказа и утверждает, что они – ее; о том, что Лену она вообще к клиентам не подпускает, и учиться консультировать она может, только когда работает вдвоем со мной.

Я сказала Сергею, что мы с Леной обе ждем возможности перейти в новый салон и уверены, что там сможем нормально работать. И попросила, несмотря на отсутствие у нас продаж сейчас, дать нам такой шанс.

Сергей очень удивился тому, что лапочка Любаня может вести себя так непорядочно, посоветовал записывать имена и телефоны клиентов в CRM, чтобы потом что-то можно было доказать. Я пообещала ему и вздохнула спокойно впервые за этот месяц.

А потом мне просто повезло. В последние дни сентября нам подключили, наконец, рассрочку. И на выходные выпала как раз шикарная акция – скидка на весь товар. Я на радостях обзвонила все наработки, оформила несколько заказов и по сумме значительно обогнала Любаню.

В том числе, я оформила на себя одного клиента, которого она считала своим. Хотя, чей это клиент, вопрос весьма спорный… Женщина работала уборщицей в торговом центре и в течение года неоднократно подходила к нам обеим. И ко мне, и к Любане. Но именно Любаня первая некоторое время назад попыталась оформить ей рассрочку, но что-то там не сложилось; женщина испугалась в последний момент и ушла. А потом снова надумала, но на тот момент у нас как раз не было рассрочек, и мы предложили ей подождать. И, как только с банком договор был заключен, я сообщила ей об этом и оформила заказ. Разумеется, на себя.

По словам Лены, Любаня рвала и метала, грозя мне всеми карами небесными, угрожая переписать заказ на себя, ругалась с бедной уборщицей и даже жаловалась на меня Сергею. Но мне в лицо сказать, правда, так ничего и не посмела. Естественно, — ведь эта ситуация попросту отзеркалила то, что она сама сделала в начале месяца. Я не стала тогда нагнетать ситуацию из-за явно украденных у меня заказов. Но, если бы она в данном случае подняла этот вопрос, я, разумеется, была бы попросту вынуждена напомнить ей об этом.

Любаня посмела заговорить со мной на эту тему только лишь в день получения зарплаты, с горящими завистью глазами наблюдая за тем, как я отсчитываю положенную мне сумму. Которая по размерам значительно превосходила начисленную ей. Так что в этом месяце я еще умудрилась посмеяться последней.

— Делить будем?.. – не слишком уверенно предложила она.

— С какой стати?.. – достаточно резко оборвала ее я.

Она чуть подумала и попыталась наехать на меня:

— А ты не хочешь отдать мне деньги за уборщицу?

Я посмотрела на нее в упор и спокойно проговорила:

— Только если ты отдашь мне деньги за два моих заказа! Ситуация аналогичная, — ты не находишь?..

— Не думаю, — буркнула она, отводя глаза.

Но больше настаивать не решилась.

Ну, что ж, и то хорошо!..

Комментарии