Добавить

ОДИН СПЛОШНОЙ КОШМАР

ОДИН СПЛОШНОЙ КОШМАР (из цикла «Продажи и продажные люди»)



Мы с Любаней проработали вместе чуть больше года. И это был один сплошной кошмар.

Она проверяла меня на прочность просто на каждом шагу. Целенаправленно пыталась вывести из себя целыми днями. Так, наверное, ощущающий свою силу волк постоянно задирает вожака стаи, надеясь, что он, рано или поздно, даст слабину и уступит свое место. До поры, до времени мне удавалось держать это под контролем. Ставить ее на место. Выбранная мною в самом начале тактика поведения приносила свои плоды. Я не поддавалась на провокации, не устраивала разборки; я была неизменно спокойной и сдержанной, и это, по-моему, вводило ее в ступор. Минут на пять. А потом она предпринимала новую попытку укусить меня.

 

 
Картинка из интернета
 




Картинка из интернета


Весь этот год стал для меня, в буквальном смысле слова, сплошной борьбой за выживание.

Вообще-то, мне не привыкать к стрессам. Вся моя жизнь, с самого раннего детства, представляла собой один сплошной стресс. Но здесь было нечто большее. Я жила, как на пороховой бочке, страшась даже представить себе, что она может учудить сегодня. Покоя не было даже в те дни, когда она уходила на выходной или в отпуск. Она постоянно звонила мне, — причем, как я не без основания предполагаю, зачастую пьяная в дрезину. Ее интересовало, сколько у меня сегодня было продаж, сколько покупателей, сколько наработок; кому я позвонила; кто пришел, а кто – нет; есть ли продажи в других салонах. Она просто не давала мне ни минуты покоя. От общения с ней я уставала до потери сознания.

Потом я много размышляла о том, могла ли я как-то изначально предотвратить всю эту ситуацию, как-то заткнуть ее и окончательно поставить на место?.. Возможно, я просто оказалась слишком слаба и не смогла справиться с ней. Я не знаю. Поверьте, это реально страшно, — иметь дело с таким токсичным человеком! Я чувствовала себя настолько вымотанной и опустошенной, что практически перестала следить за собой, не красилась, не занималась спортом. Все мои силы, — и моральные, и физические, — уходили на это нелепое противостояние. И, до поры, до времени, мне удавалось отстаивать свои позиции.

Но чего мне это стоило!..

Любаню, похоже, выводил из себя сам факт моего существования. Еще больше ее бесило то, что я была администратором салона, а она – всего лишь менеджером. Она считала себя куда лучшим продажником, чем я, и была уверена, что администратор из нее тоже выйдет гораздо лучший.

В плане продаж мне крыть действительно было нечем. Любаня играючи могла продать телегу дерьма и гонорейную лошадь в придачу, как говорится. Но вот в плане администраторской деятельности… Тут я могу поспорить. Именно я придумала, как оформлять заказы в программе таким образом, чтобы процент за них вставал гораздо больший. Кроме того, я делилась с ней администраторскими. Точнее, мы полностью делили с ней и процент от продаж, и мои администраторские, — и поэтому зарплата у нас была очень хорошая. При этом я сама ничего не теряла, — я получила бы примерно ту же самую сумму в любом случае. А вот Любаня, — если бы мы работали на личных продажах, а не на общих, — даже несмотря на то, что продавала больше меня, получала бы примерно вполовину меньше.

Но ее это не устраивало. Она хотела все. Ее жадность была просто какой-то патологической.

Кстати, когда я поначалу предложила ей перейти на общие продажи, она гордо отказалась. Она была уверена, что легко заткнет меня за пояс. Что ж, возможно. Но зарплата-то у меня все равно получилась больше!.. И я просто не видела смысла ругаться из-за продаж и спорить, где и чьи покупатели, если можно было все провернуть к обоюдному согласию и просто работать сообща.

Спустя два месяца, Любаня поняла, что ей меня все равно перещеголять не удастся, и сама предложила делиться. Я не возражала.

После этого мы с ней обе какое-то время зарабатывали очень хорошо. Наш салон был на хорошем счету у Сергея. Он нас только хвалил и ставил в пример другим сотрудникам. Любаня искренне полагала, что это – только ее заслуга.

А мне с каждым месяцем все больше хотелось бежать отсюда…

Почему я продержалась так долго в такой токсичной обстановке? Ответ банален: мне нужны были деньги. Это была неплохая работа с достойной оплатой, — и мне просто западло было бросать все и уступать свое место какой-то оборзевшей хабалке. Сейчас я уже не уверена, что оно того стоило. Неправда, что деньги не пахнут. Потом, когда я уволилась отсюда, я полгода только в себя приходила после такой чудесной работы. И раз и навсегда пришла к выводу, что никакие деньги, никакие должности не стоят потерянного здоровья и расшатанной нервной системы.

Пусть бы эта продажная тварь подавилась своим салоном, своими заказами, своими деньгами, своим администраторством, в конце концов!.. Счастья ей это все равно не принесет!

Но тогда я еще готова была изо всех сил бороться за свое место под солнцем. Я хотела работать в нормальной организации, получать хорошие деньги, надеяться на светлое будущее. Я старалась. Действительно старалась.

Тем ужаснее и болезненнее для меня было то, что случилось потом.

Комментарии