Добавить

НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ?..

НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ?.. (из цикла «Продажи и продажные люди»)



Пока я так стояла посреди салона и соображала, смогу ли самостоятельно выбраться отсюда и не сгинуть бесследно, вокруг меня кипела работа. Грузчики распаковывали и собирали диваны. Сергей с Юрой установили компьютер. Хлама и мусора на полу все прибавлялось…

Сергей объяснял мне, что руководство внезапно решило этот салон сделать наполовину стоковым. То есть, в нем, помимо новых диванов, частично в ассортименте будут бракованные, грязные, сломанные, уже бывшие в употреблении, но по каким-то причинам возвращенные, списанные, — в лучшем случае, устаревшие модели или расцветки, которые больше не используются и не выпускаются. Я тупо хлопала глазами, вообще ничего не понимая. Юра со смехом подтащил меня к одному из диванов со следами, как он выразился, биологических жидкостей. И действительно, половину спального места занимало огромное пятно; там, явно, что-то пролили. Юра открыл оттоманку другого дивана и указал мне на нечто, с виду очень напоминающее рвоту. Я смотрела на все это в полном ступоре. Юра охотно пояснил мне, что эти диваны, очевидно, какое-то время использовались, а потом их, до истечения конца гарантийного срока, как-то умудрились вернуть, и почему-то их приняли обратно.

 

 
Картинка из интернета
 




Картинка из интернета


Я пребывала в состоянии полного шока. Особенно, когда он, как более опытный специалист, давно работающий в данной организации, объяснил мне, что поначалу они все будут выставлены по той же самой цене, что и нормальные; потом мне нужно будет их как-то уценять. Но это можно сделать далеко не сразу и вообще это не просто: центральный офис будет всячески мне препятствовать, настаивая, чтобы мы продавали их без уценки. И это, кстати, оказалось правдой. А до тех пор, пока их не уценят, как следует, чтобы кто-нибудь все-таки польстился на них, — они будут стоять в салоне мертвым грузом.

Несколько диванов были попросту сломаны. Я продолжала беспомощно хлопать глазами, глядя на все это.

Тут уже вмешался Сергей и внес свои пять копеек. Он сказал, что у нас в нашем городе есть очень хороший мастер по ремонту; он приедет и посмотрит. Если что-то еще возможно починить, — он починит. А остальное – уценять и продавать в том виде, в котором есть. Просто уценять, уценять и уценять до бесконечности…

Я чувствовала все нарастающую панику…

А Сергей тем временем, весьма оживленно жестикулируя, рассказывал мне о том, что где-то в другом городе у них тоже есть стоковый салон, и там девочки работают просто превосходно, не успевая продавать то, что им привозят. Они, мол, подошли к этому делу весьма серьезно. Они приобрели различные чистящие средства, машинку для удаления катышков; они приводят эти диваны в порядок, отмывают их, отчищают, и они у них просто разлетаются, как горячие пирожки…

При одной только мысли обо всем об этом я почувствовала подступающую тошноту…

Мать моя женщина!.. Роди меня обратно, я влезу аккуратно!..

Да я всю жизнь мечтала отчищать диваны от следов биологических жидкостей, — и я уже даже и не говорю о том, что все это удовольствие исключительно за свой счет!.. Интересно, когда Сергей рекламировал мне чудесный, новый, — а главное, чистый!.. – салон, он случайно упустил из виду такую весьма незначительную деталь?..

Может быть, уже одна только мысль об этом сподвигла бы меня искать славы на должности обычного менеджера в другом салоне?.. Возможно, это оказалось бы гораздо лучше, чем быть администратором здесь?..

Юра сел за компьютер и стал принимать товар. Сама я не представляла, как это делать, а научить меня, разумеется, забыли, — или же попросту не успели. Причем, как уже потом я пойму, принимал он его как-то весьма выборочно, и мне впоследствии придется все это разгребать и расставлять по полкам.

Сергей руководил грузчиками, указывая им, как расставлять диваны. Причем, делал он это, — как я тоже уже впоследствии поняла, — в корне неправильно. В любом салоне существовала достаточно строгая согласованная с центральным офисом планировка, и необходимо было расставлять мебель в соответствии с ней. Я тогда, разумеется, об этом еще не знала. Почему не знал он, — вопрос на засыпку…

Ближе к вечеру Сергей расспросил у «местных», — то есть, у сотрудников «Евростроя», — как выбраться отсюда и дойти до остановки автобуса. Потом мы с ним вместе пошли «на разведку». Дорога шла, в буквальном смысле слова, лесом – лесом, полем – полем. Точнее, дороги, как таковой, вообще не было. Было размытое дождями месиво без малейшего намека хотя бы на обочину, по которому, впрочем, весьма резво и часто проносились машины, норовя залить потоками грязи случайных идиотов, бредущих рядом. Пустошь, гаражи, промзона… Я сразу же мысленно поставила зарубку в памяти по поводу одежды и обуви, которую будет не жалко…

Вот тебе и новый салон в лучшем торговом центре!..

Вечером Сергей оставил «местным», вызвавшимся навести порядок в салоне, какую-то сумму денег, договорившись, что они вымоют пол и окна. Мусор они с Юрой за пару часов перетаскали сами.

На этом мой первый рабочий день закончился, не оставив ровным счетом никаких положительных впечатлений и эмоций.

Оставалась лишь тщетная надежда на лучшее.

Она одновременно и оправдала себя, и нет.

Комментарии