Добавить

УМНЕНЬКАЯ Я

УМНЕНЬКАЯ Я (из цикла "Стокгольмский синдром")
 
Вопрос о моем высшем образовании, — точнее, о его отсутствии, — был для моего будущего мужа и его мамы весьма болезненным. Ведь они были потомственными интеллигентами (он сам аж во втором, а она – в первом поколении). Оба имели высшее психологическое образование. И я, со своим всего лишь техникумом, в общую красивую схему не вписывалась.
Но, пообщавшись со мной немного, мой любимый пришел к выводу, что я «умненькая». Не умная, а именно умненькая. Это слово коробило меня даже тогда, в пылу страсти. Сейчас же меня от него вообще передергивает. Словно я не взрослый разумный человек, а ребенок. Или вообще собачка.
Наша любимка такая умненькая…
Когда мой милый рассказал маме, что встречается с девушкой без высшего образования, она была в шоке.
— Но я сказал ей, что ты умненькая, — успокоил меня любимый.
Вот так. Умненькая. И глупая девятнадцатилетняя девочка проглотила оскомину, вызванную этими словами, и попыталась расценить их как комплимент.
Получилось плохо.
Мама ему, кстати, не поверила. Все годы нашего союза она смотрела на меня, как на некое диковинное насекомое, от которого и не ждут ничего путного. И когда сынуля рассказывал ей о книгах, которые он рекомендовал мне прочитать, восклицала, закатив глаза и прижав руки к сердцу:
— Ну, вот, скоро и ты у нас будешь умной!..
Причем, это произносилось сюсюкающим голосом, словно она разговаривала с грудным младенцем. Я от изумления регулярно просто выпадала в осадок, теряя дар речи, а сидящий рядом любимый гордо сиял, как начищенный самовар. Он не видел в словах мамы ничего особенного, и поэтому как-то вступиться за меня ему даже не приходило в голову.
Вообще-то, читать я научилась в три года, и к моменту окончания школы в нашей местной библиотеке не осталось книг, которые бы я еще не прочитала. Тем не менее, эта пара интеллигентов всегда вела себя так, словно только что обучили меня грамоте…
Возможно, высшего образования у меня и не было, но ложку в ухо я не несла и щи лаптем не хлебала. Назвать меня совсем уж неотесанной было трудно. Напротив, все окружающие всегда отмечали мою врожденную интеллигентность и хорошие манеры. В то время, как саму мою будущую свекровь на предприятии, где все мы работали, считали наглой истеричной хабалкой, от которой окружающие попросту шарахались, а ее такой высокообразованный тридцатилетний сын воспринимался всеми, как мальчик на побегушках. Сбегай на другой конец завода ребячьим делом, съезди в типографию, подай, принеси, иди отсюда, не мешай… Мы с ним занимали одинаковые должности, но никому из наших общих коллег не пришло бы в голову послать меня, двадцатилетнюю малолетку, сгонять куда-нибудь ребячьим делом… Наши общие знакомые, узнававшие, с кем я встречаюсь, хватались за голову: «Ты что, с ума сошла, он же тебе совсем не подходит, ты такая хорошая девочка, а он странный какой-то, как юродивый, и мамаша у него такая противная, наглая, вечно какая-то неопрятная, грязная, пахнет от нее плохо… А ты вся такая-растакая, — зачем он тебе?..»
То есть, окружающие нас люди тоже считали, что он мне совсем не пара, вот только причина была прямо противоположная.
Но любовь зла.
Умненькая рафинированная девочка вышла замуж за интеллигентного всесторонне развитого мужчину. И с удивлением обнаружила, что, кроме этих внешних понтов и приклеенного ко лбу диплома о высшем образовании, у него за душой больше ничего и нет. Да, он читал умные книжки и очень интересно порой рассуждал о жизни. Но к этой самой жизни был абсолютно не приспособлен. Не говоря уж обо всем прочем, он не имел даже элементарные навыков гигиены, не умел, простите, пользоваться туалетом, а грязное вонючее белье с него приходилось срывать с боем: «У меня чистые носки, я всего неделю в них хожу!!!»
Полбеды, что этот интеллигент не мог работать, — поскольку любая работа была его недостойна, — он не был способен даже гвоздь прибить в буквальном смысле слова, — так он даже есть нормально не умел. Может быть, я и необразованная, и неотесанная, но обучена хорошим манерам и умею вести себя за столом. А если среди интеллигентов принято чавкать, рыгать, простите, пускать газы, одновременно одной рукой ковыряя в носу и в зубах, а другой почесывая еще более труднодоступные отверстия на теле… То нет, я не желаю быть интеллигентом!..
И умненькой я тоже быть не хочу.
Какое все-таки мерзкое слово!..

Комментарии