Добавить

ХЕМАСФОРИЯ. История 1-я. ТИШИНА.


ХЕМАСФОРИЯ.

История 1-я.

ТИШИНА.


Мужчина средних лет с плохо-запоминающимися чертами лица, присел на скамейку напротив фонтана, уставившись на текущую воду. Парк в этот день был практически пуст, лишь влюблённые парочки, время от времени, проходили мимо шепчась о чём-то своём.
Из-за палатки с хот-догами вышел солидного вида старик. Он надкусил только что купленную булку с сосиской, пробежался глазами по пустующим скамейкам. Его взгляд остановился на одиноко сидящем мужчине, он направился к нему, равнодушно пережёвывая пищу.
Подойдя к скамейке, стряхнул с неё сор, усевшись с другого краю.

— Привет Тишина, — поздоровался старик.
— Добрый день товарищ генерал, — ответил тот.
— Давай-ка без званий, позывных вполне хватит.
— Добрый день Листопад.
Старик откусил очередной кусок хот-дога, немного пожевав сказал:
— Дело для тебя есть.
— Я в отпуске, — ответил Тишина.
— У нас нет отпусков, — заметил Листопад. – И выходных тоже нет. Ты просто временно не у дел.
— А как же Лис и Борода? Слишком заняты?
— Они мертвы, оба, — Листопад доел хот-дог, вытер руки и рот салфеткой, бросив её в рядом стоящую урну.
— Каким образом? – слегка удивился Тишина.
— Лиса вычислил клиент, непростой мужик попался. Встретил выстрелом из помповика прямо в дверях. Позже Борода убрал клиента на другой хате, но нарвался на мину, спрятанную во входной двери. Она срабатывала если при выходе не вставить ключ в скважину. Какой-то бардак…. Чтобы жертва завалила двух ликвидаторов с таким опытом, такого ещё не было на моей практике.
— Ему позывной Лис больше подошёл бы, — зевнул Тишина.
— Теперь все дела на тебе.
— Я хотел отдохнуть пару месяцев, этот год слишком напряжённый.
— Платят три конца. Время поджимает, жопы заказчиков горят, пердаки рвёт по-взрослому, — не унимался Листопад. – Будет целая серия. Ты не можешь отказаться.
— Ладно, давай координаты, — нехотя согласился Тишина. – Но после на три месяца отойду от дел. Найдите ещё мокрушников.
— Ты один из лучших, даже стволом не пользуешься, поэтому и позывной соответствующий.
— А на кой он сдался, — нахмурился Тишина. – Пукалки для студентов.
— Всю инфу получишь по спец каналу, деньги, как обычно. Бывай Тишина, не забывай отвечать на звонки, — старик поднялся со скамейки и не спеша направился к выходу из парка.
Тишина тяжело вздохнул, продолжив пялится на фонтан.

***
Он никогда не интересовался клиентами, получал координаты, фото и действовал, а действовал он безошибочно-четко, но самое главное бесшумно и не брал с собой никаких электронных устройств, дабы никто не мог отследить, даже свои. После его действий нельзя было понять, что произошло на самом деле, поэтому всё случившееся принимали либо за самоубийство, либо за несчастный случай.
Первый заказ из стандартной серии десяти убийств был проще некуда, требовалось убрать какого-то деда. Глубокой ночью, Тишина без труда проник в квартиру клиента, открыв дверь отмычкой.

Свет был выключен. Дед мирно спал за столом под работающим светильником, в уставленной странными механизмами комнате. Тишина быстро подошёл сзади, коротким ударом сломал шейные позвонки, подвинул поближе старое кресло и уронил на него деда так, чтобы шея попала на деревянный подлокотник. Дело сделано. Дед спросонья откинулся на спинку, не удержался, упал и сломал шею.
Он включил и выключил свет в комнате, это сигнал. Теперь надо сматываться, минут через десять должны появиться чистильщики и забрать из квартиры то, что надо заказчику. Тишина двинулся к двери и тут обратил внимание на движение в тёмном углу. Он осторожно подошёл, увидев висящий в воздухе, медленно вращающийся мятый стальной шар размером со средний арбуз.
Шар просто висел ни на чём, его ничто не держало. Тишина вынул из кармана авторучку и осторожно толкнул его. Шар вылетел из угла повиснув рядом с трупом деда, продолжив вращаться, как ни в чём не бывало. Тишина обратил внимание, что на шаре есть небольшая дверца, внутри явно был сложный механизм.

«Антигравитация», — мелькнуло у него в голове.
Он посмотрел на деда, теперь представшего гениальным изобретателем. Обычно ликвидатор не вдавался в подробности, не осматривал место убийства, не ковырялся в лежащей то тут, то там документации, ему за это не платили, да и меньше знаешь, лучше спишь. Но сегодня парящий в воздухе шар его крайне заинтересовал. Тишина выдвинул первый попавшийся ящик стола, забитый под завязку чертежами и листками с формулами.

«А дед то голова, ему бы работать и работать», — подумал он, разглядывая чертежи.
Задвинув ящик обратно, пошёл к выходу из квартиры.
Второй жертвой была девушка примерно лет двадцати семи. Тишина проник в квартиру тем же способом. Пока она возилась на кухне, подкрался, оглушил, раздел и утопил в ванной, предварительно наполнив её тёплой водой с пеной. В этот раз он так же решил полазить по помещению, обнаружив протезы рук и ног, практически не отличавшиеся от настоящих частей тела. Но не в этом суть, а в том, что, похоже, они двигались, как живые и управлялись импульсами мозга. Судя по документам, лежавшим рядом, стоимость их была вполне доступна любому человеку.
Третьей жертвой был тридцатилетний мужчина, живший в небольшом частном домике. Тишина застал его за работой, он смешивал разноцветные реактивы. Когда ликвидатор подкрался к нему со спины, тот внезапно обернулся. На мгновение они встретились взглядами, мужчина был крайне удивлён, но не напуган.
Хорошо поставленный удар в челюсть отправил изобретателя в глубокий нокаут. Тишина накинул найденный в кладовой моток провода на крюк, на котором висела люстра, подтащил мужчину, сунул голову в петлю и повесил, рядом бросил стул.
Сколько у него было таких заказов он не помнил, много, очень много, а сколько ещё будет, но никогда он не совал нос в вещи жертв и только эти три раза стали исключением.

Тишина стал разглядывать сотни пробирок и банок с таблетками, стоящих на деревянных стеллажах. Вот пробирка с надписью, «От Альцгеймера, начальная стадия», вот банка таблеток с биркой «От язв», а вот три разноцветные, как светофор, «От рака», а эта пробирка с цифрой «8», а нет, это знак бесконечности. Их он сунул в карман куртки.
«Чёртов алхимик», — подумал Тишина, продолжая осмотр.
Позади скрипнула люстра, Тишина тут же обернулся, рефлекторно потянувшись к ножу, скрытому под курткой, и обомлел. Висельник смотрел на него пустым взглядом остывающих глаз. Он потянул вверх руки, схватился за провод, подтянулся, стал пытаться вылезти из петли. Такое Тишина видел впервые, на несколько мгновений он замер в нерешительности. В это время висельник вытащил из петли голову, тяжело спрыгнув на пол.
Тишина не стал ждать развития событий. Оставив нож на месте, подскочил к мертвецу и размашистым приёмом из арсенала айкидо швырнул того головой в стену. Покойник замер, врезавшись в препятствие, свалившись на пол, но потом вновь поднялся, уставившись на убийцу. Вытянув вперёд правую руку, пошёл на него.

Тишина схватил почившего за руку, надавил на локоть и сделав полукруг запустил в стол, который развалился на части от падения тела, усыпав пол осколками пробирок и разлившимися реактивами. Труп опять попытался встать, тогда Тишина пырнул его ножом в печень и сердце. Кровь окрасила одежду алхимики, но он вновь спокойно поднялся и направился к киллеру.
Тишина огляделся, ища что потяжелее и нашёл двухпудовую гирю, прижимавшую крышку большого бака. Он схватил её, крышка тут же отъехала в сторону обнажив бродившую грязно-жёлтой пеной субстанцию без запаха.

Размахнувшись, киллер точно опустил спортивный снаряд на голову трупа, которая взорвалась кровавым вулканом забрызгав мозгами всё вокруг. Тело наконец-таки упало затихнув. Окровавленный киллер плюхнулся на стул, стоявший рядом с ним, его трясло.
Тишина пришёл в себя через пару секунд, поднялся, подошёл к шкафу, открыл дверцы. Надо было переодеться в чистую одежду жертвы, а свою позже сжечь. Покопавшись в нарядах, выбрал джинсы и футболку с ветровкой, это должно подойти. Снял куртку, бросил на пол, когда стал снимать футболку, труп вновь поднялся на ноги. У Тишины пересохло во рту, на него шло мёртвое тело с остатками костей черепа и мозга болтающимися на разорванной, окровавленной коже.

Он подскочил к покойному уложив того на пол ударом ноги в грудь. Тело не унималось и снова попыталось встать, тогда Тишина, доведёнными до автоматизма движениями, сломал ему руки и ноги. Мертвяк попытался ползти, Тишина связал его снятой с люстры проволокой, завернул в одеяло.
Быстро переодевшись, поджёг дом, огонь точно отправит ходячего мертвеца по адресу. Так грязно Тишина работал только в самом начале карьеры, сейчас это выглядело полным провалом.
Когда он, мысленно матерясь, ехал на машине в гостиницу, зазвонил телефон, это был Листопад, Тишина включил громкую связь.
— Что случилось? – спокойным голосом спросил Листопад.
— Пожар, — ответил Тишина.
— Какой к чертям собачьим пожар? Что произошло? Почему так хреново сработал?
— Клиент не хотел уходить, — ответил Тишина.
— Что значит не хотел? Не понимаю тебя.
— А то…. Слишком живучий, пришлось сжечь.
— Там была документация и реактивы, — начинал злится Листопад. – Заказчик недоволен. Ты запорол дело, за третьего денег не жди.
— Пусть подавится.
— Так, так, так…. Отдохни пару дней, потом на следующее задание.
— Пару дней меня не спасут. Я ужасно устал от всего этого.

Тишина лежал в номере на кровати смотря в потолок, сегодняшнее событие заставило его содрогнуться, грёбанный клиент никак не умирал. Слава богу, что он не боец спецподразделения и не имеет никого боевого опыта в отличии от Тишины, прошедшего несколько горячих точек и спецподготовку в диверсионных лагерях. Если представить, что ходячий мертвец матёрый убийца, Тишина вряд ли выбрался из этой передряги. Однако надо отдать должное современному алхимику, он из ряда вон выходящая личность. Похоже сварил и употребил какую-то шнягу, повышавшую живучесть организма.

Интересно, а знает ли заказчик с чем имеет дело? То, что неизвестные богатеи уничтожают незаурядные умы, Тишина понял давно. Эти упыри тормозят развитие цивилизации, но хорошо платят. Профессиональные убийцы контролируют популяцию гениев на определённых участках Земли. Если бы не они и заказчики, мы бы сейчас летали на Марс, чисто полить грядки на даче и к обеду вернуться назад покормить рыбок.
Ликвидатор потянулся к висевшей на стуле куртке, достал из кармана пробирки, стал их рассматривать. С тремя пробирками от рака было более-менее понятно, скорее всего принимать их надо в порядке возрастания цвета, сначала красную, потом жёлтую и в конце зелёную. А вот с пробиркой с наклейкой «Бесконечность» было сложнее. От чего или для чего она?
«Эх, — подумал Тишина, — надо было не паниковать, а порыться в бумагах».
Он снова взял пробирки от рака, ещё раз рассмотрел их, достал из кармана джинсов телефон, набрал номер.
— Слушаю, — раздалось на другом конце линии связи.
— Здорово Аптекарь. Узнаёшь?
— Тебя сложно не узнать Тишина.
— Ещё химией торгуешь? – спросил ликвидатор.
— А то.
— С клиентами связи есть?
— Кто тебе нужен? – слегка напрягся Аптекарь.
— Кто-нибудь с онкологией, желательно на последней стадии.
— Есть одна девчушка, того и гляди отойдёт со дня на день. А зачем тебе? – сильнее напрягся тот.
— Ты у себя?
— Нутк.
— Сейчас привезу одну бадягу.
— Валяй Тишина.
Ликвидатор поднялся с кровати, и прихватив куртку с пробирками, направился к машине. Хорошо, что есть такие знакомые как Аптекарь, занимающиеся контрабандой запрещённых в стране лекарств и имеющие выходы на отчаявшихся больных, готовых продать душу за возможность выздороветь.

***
 В течении следующего месяца Тишина устранил ещё троих клиентов: двух мужчин, занимавшихся частными исследованиями генома и мозга, а также женщину, сунувшую нос в непонятно как попавшие к ней герметические книги времён зарождения митраизма, мистического религиозного культа почитателей бога Митры. Наконец, в одну из ночей позвонил Аптекарь.
— Привет, — неуверенно поздоровался тот.
— Чё, как? – спросил Тишина, кутаясь в одеяло.
— Откуда пробирки?
— Не задавай лишних вопросов.
— Короче, — продолжил Аптекарь, — стал давать, как ты сказал, добавил перерыв в пять дней.
Аптекарь замолчал.
— Что затих? – возмутился Тишина.
— Она полностью выздоровела, даже волосы появились и зубы. Плюс ещё пара хронических болезней пропала. Это грёбанное чудо, это клондайк, это клад, Эльдорадо.
Теперь замолчал Тишина.
— Спасибо Аптекарь….
— Погоди! – крикнул тот, но Тишина уже сбросил вызов.

Он откинул одеяло, достал оставшуюся пробирку из ящика стола, взболтнул её, открыл крышку и выпил всё до капли. Внутри приятно потеплело, Тишина сделал шаг к кровати, но рухнул на пол потеряв сознание.
Очнулся утром от того, что женщина администратор теребила его за щёку. Тишина открыл глаза, посмотрел на неё.
— Как вы вошли? — вместо спасибо спросил он.
Она достала из кармана второй ключ от номера, продемонстрировав его. Тишина сел на пол, прислонившись спиной к кровати, голова гудела, однако тупая боль быстро проходила.
— Горничная хотела прибрать в номере, открыла дверь вторым ключом, а вы на полу. Побежала ко мне. Слава богу с вами, вроде, всё в порядке.
— Благодарю, — ответил Тишина, поднимаясь на ноги. – Я просто дико устал. А теперь я бы хотел одеться и умыться.
Администратор быстро покинула номер.

Приведя себя в порядок, Тишина вышел из гостиницы, сел в машину направившись на очередную ликвидацию. Приехав в заданный район, оставил машину в квартале от дома жертвы. Вот и нужный подъезд, этаж и квартира. Привычным движением открыл дверь, бесшумно проник внутрь, быстро прошёлся по комнатам и никого в них не найдя.
«Странно, — подумал он, — по сведениям «пробивал», клиент должен быть дома».
Тишина подошёл к рабочему столу, на котором громоздились кучи бумаг, это были схемы, фотографии старинных сооружений и чертежи устройства похожего на бронежилет со светящимися геометрическими фигурами.
Вдруг услышал, как открывается дверь в ванную, но ведь он только что проверил её, там никого не может быть. Тишина выхватил нож, направившись к ванной комнате, откуда, на сломанных ногах, выходил обгоревший мужик с размноженной гирей головой. Тишина отшатнулся назад, больно ударившись спиной об угол стены.

Тело двигалось на него, висевший на куске кожи рот, что-то шептал.
— Хема…, хемас…, хемасфория, — твердил труп.
Тишина метнулся в комнату, неудачно повернувшись врезался в кухонную дверь, разбив на ней стекло и порезав руку, кровь закапала на пол. Труп остановился, уставившись болтавшимся на нерве глазом на красные капли.
— Ты… с нами, — прошептал рот. – Хемасфория ждёт.
Тишина решил прорываться к входной двери, путь к которой преградил покойник. Он бросился на нежить, целясь ножом в солнечное сплетение, но в этот раз мертвец оказался более ловким. Мужчина резко и неожиданно ударил Тишину в висок сломанной рукой, хлестнувшей его словно плеть. Ликвидатор отлетел в сторону, напрочь вырубившись.
Тишина открыл глаза, он лежал в гостиничном номере на полу, за окном вставало Солнце. Он сел, прислонившись спиной к кровати. Голова гудела, виски ныли.

«Глюки, — понял Тишина, — Хемасфория, — вспомнил он непонятное слово. – Хемасфория ждёт».
Поднялся на ноги, направившись в ванную умыться, предварительно убедившись, что там никого нет.
Приведя себя в порядок, порылся с телефона в инете в поисках странного слова, но там никакой информации не было, это его крайне удивило.
Тишина вышел из гостиницы, сел в машину направившись на очередную ликвидацию. Глюки глюками, а работать надо. Приехав в заданный район, оставил машину в квартале от дома жертвы. Вот и нужный подъезд, этаж и квартира. Привычным движением открыл дверь, бесшумно проник внутрь.

Мужчина лет пятидесяти чертил карандашом одному ему понятную схему на листе А3, стоя у старенького кульмана. Он так был увлечён действием, что не заметил, как Тишина встал к нему плечом к плечу разглядывая рисунок, а когда заметил, ликвидатор тут же подставил ему нож к горлу. Клиент застыл в недоумении и страхе.
— Что это? – нарушивший все возможные инструкции киллера спросил Тишина, указывая на лежавший рядом чертёж «бронежилета» со светящимися геометрическими фигурами.
— Тебе то что? – пришёл в себя изобретатель.
— И всё же?
— Телепортационное устройство среднего радиуса действия, — выдавил из себя мужчина. — Вы пришли убить меня из-за этого?
— Да, — ответил Тишина. – Сейчас я уберу нож, но ты не будешь чудить, а сядешь на стул, и мы поговорим. Понял?
— Понял.
Тишина медленно убрал нож от горла, мужчина сел на стул грустно смотря на убийцу.
— Есть опытный образец устройства? – спросил Тишина.
Мужчина кивнул.
— В шкафу. Только аккумуляторов пока хватает на два прыжка.
Тишина подошёл к шкафу, открыл его, снял с вешалки устройство, положил на стол.
— Что такое хемасфория? – продолжил расспрашивать ликвидатор.

Изобретатель неожиданно вскочил с места, бросившись к стоящему у окна комоду. Тишина метнул в него нож, угодив в шею так, что остриё перерезало сонную артерию. Мужчина упал, забившись в агонии. Тишина подошёл к нему и добил ударом кулака в висок. Жертва затихла. Ликвидатор открыл верхний ящик комода, там лежал наган времён гражданской войны.
Убийца взял оружие, открыл барабан с тремя патронами, потом протёр его носовым платком положив обратно. Направился на кухню, нашёл трёхлитровую банку с огурцами. Вернувшись к трупу, разбил банку об пол, выбрал осколок нужного размера, аккуратно воткнув его в шею на место ножа. Топорно, но для ленивых следаков сойдёт, если есть возможность признать дело несчастным случаем, то скорее всего признают.
Тишина подошёл к столу, надел устройство под куртку, собрал всю документацию на изобретение, которую смог найти и быстро вышел из квартиры.
Когда вернулся в гостиницу ему позвонил Листопад.

— Что происходит Тишина? – с нотками подозрения в голосе спросил тот. – Опять некачественная работа. В чем причина? Подобных проколов у тебя сто лет не было.
— И на старуху бывает проруха, — ответил Тишина.
— Ты случаем не рылся в вещах покойного? Чистильщики не нашли кое-чего.
— Чего?
— Нечто ценное.
— Прекрати Листопад, я правила знаю, — огрызнулся Тишина.
— Я в курсе, что ты мужик правильный, но смотри не оступись, дела очень серьёзные, это тебе не авторитетов мокрить, — с этими словами Листопад сбросил вызов.

Этот разговор насторожил Тишину, было понятно, что безобидные изобретатели для кого-то представляют огромную угрозу.
Прошла ещё неделя, за которую он убрал двух женщин: одна занималась снадобьем для восстановления удалённых и выпавших зубов, другая глазными каплями, возвращающими зрение на 90%. Остался вундеркинд подросток, разрабатывавший робота помощника для пожилых и малоподвижных людей.

Вечером, проникнув через окно, на дачу ещё советского периода, на которой тот работал, Тишина увидел силиконовую куклу женщины из сек-шопа, одетую в спецовку. Она подметала пол, двигалась словно живая домохозяйка, а сидевший на диване парень наблюдал за графиками её действий в стоящем на коленях ноутбуке. Похоже вундеркинд установил внутрь безжизненного чехла для развлечений высокотехнологичный скелет. Тут явно пахнет нобелевкой, как и у остальных кандидатов.

Внезапно кукла, колыхнув обильным бюстом, повернулась в сторону скрывавшегося за шкафом Тишины.
— Кто вы? — спокойно спросил робот бархатным женским голосом.
Тут же появился подросток, удивлённо уставившийся на ликвидатора.
— Я…, — хотел что-то выдать Тишина, но не успел.
— Взять! – крикнул парень, указав на него пальцем.

Робот молниеносно прыгнул на киллера, чуть не свернув тому шею, но Тишина успел уйти в сторону, рефлекторно пырнув искусственную бабу ножом в бок и место, где должно находится сердце, которое прикрывал приличный кусок силикона, не давший ножу проникнуть глубоко внутрь. Парень бросился бежать, а через мгновение Тишина услышал хлопок входной двери.

Робот продолжил атаку, пытаясь снести человеку голову ударом руки, Тишина ушёл с линии атаки, пырнув чудо техники в живот. Секс-кукла не отреагировала на «нежность», а с разворота ударила убийцу ногой, попав пяткой в плечо.

Дикая боль пронзила руку Тишины, скрипнув зубами он приложил игрушку попавшимся под руку принтером, который разлетелся на части содрав «кожу» с металлопластиковой головы. Баба схватила пылившийся на подоконнике телевизор, швырнув его в противника. Тишина увернулся, влепив роботу страшный апперкот в челюсть. Машина отшатнулась назад, на мгновение потеряв человека из виду, этого мгновения хватило сполна. Тишина заскочил роботу за спину, схватил одной рукой за лицо, а второй полоснул ножом по горлу, вложив в это движение всю силу. Машина вздрогнула, заискрила на месте разреза и упала грудью на пол, оставив в руке киллера голову.
Он облегчённо вздохнул, отбросил башку и бросился в погоню за подростком, у него было несколько вопросов к изобретателю.
Снаружи прилично стемнело, но ещё был виден след парня, примятая трава уходила в сторону черневшего леса. Тишина вбежал в лес, где окончательно потерял его. Это был настоящий провал, упустить жертву, да ещё наследить, где только было можно. Где теперь его искать? Куда он пойдёт? Что предпримет? Жизнь парня ставит под угрозу не только Тишину, но и всю контору вместе с заказчиком. Если обычные люди узнают об их деятельности, может случится всё, что угодно, вплоть до стихийных восстаний. Вундеркинда надо ликвидировать сейчас, во чтобы то ни стало. Но как? И тут Тишине пришла в голову одна мысль.

— Хемасфория, – громко сказал он, практически не надеясь на реакцию.
Секунд пять было тихо, потом позади него захрустели ветки. Тишина обернулся, примерно метрах в пяти от него стоял парень, внимательно разглядывавший ликвидатора.
— Оно контактирует с тобой? – с просил его подросток.
— Да, — соврал Тишина. – Что оно или она такое?
— Это легко и одновременно сложно объяснить. Оно всё, что мы имеем. Как ты вышел на меня?
  — Оно подсказало, — погнал порожняк Тишина, осторожно сближаясь с жертвой. – Возможно хочет нашего объединения. Зачем натравил на меня робота?
— На всякий случай. Много гениальных изобретателей погибло от рук тех, кто пытается остановить прогресс.
— Зачем?
Тишина подошёл ещё ближе.
— Прогресс — это смерть для них. Прогрессивное общество не одурачить религией, не задушить налогами и долгами, его нельзя заставить работать за похлёбку, не загнать в войны, кризисы и голод, а значит им не на чём будет отъедаться. Такие, как мы двигаем прогресс. Что это? – парень указал на плечо Тишины, из которого торчал кусок металла.

Тишина посмотрел куда указал парень, всё-таки кукла каким-то образом зацепила его и причём ногой. Тишина обалдел. Но почему он сейчас ничего не чувствует? Тишина потянул за металл вытащив наружу надфиль, кровь практически не потекла. Он удивлённо уставился на вундеркинда, на сколько это позволяла опустившаяся ночь.
— Ты что-нибудь принимал? Какие-то препараты? – спросил парень.
— Да, — Тишина, остановился, вспомнив о пробирке со знаком бесконечности. – Один знакомый алхимик дал микстуру.
— Это случайно не тот, что недавно сгорел вместе с домом?
— Откуда знаешь? – насторожился Тишина.
— Рыбак рыбака видит из далека. Пойдём, поговорим.
Пока шли назад, Тишина размышлял над судьбой парня, ему почему-то расхотелось его убивать. Стоило разобраться в происходящем, а кто, как не вундеркинд может в этом помочь.
Вернувшись в дом, парень пришёл в ужас от развернувшейся картины. Он оплакивал погибшую куклу, прижимая к груди отрезанную голову. Тишине показалось, что они были гораздо более близки, чем изобретатель и изобретение. Чуть позже вместе привели обстановку в порядок, куклу положили в подвал между велосипедом и коробками с платами.
— Как тебе удалось добиться, чтоб резиновая баба так двигалась и соображала? – спросил Тишина, когда они расположились за чашкой чая.
— Дублирование импульсов мозга человека, долго рассказывать, — отмахнулся парень.
— На пробирке, из которой я выпил, был знак бесконечности, — сказал Тишина. – После этого и пришли обрывочные сведения о хемасфории. Теперь вот боль не чувствую.

— Возможно оно выбрало тебя для чего-то, — предположил парень. – Знания о нём мне стали являться после первого изобретения. Тогда я работал над импульсозаписывающим устройством. Оно далось с большим трудом, а после явлений дело пошло на ура.
— Как оно может меня выбрать? – усмехнулся Тишина, подумав о своём ремесле. – Я не имею отношения к изобретениям.
— Не важно как, значит достоин, кто бы ты ни был. Значит в этом есть смысл, значит пришло время, значит доверяет.
— Уж чего, чего, а доверия я точно не заслужил.
— Это ты убил алхимика?
От неожиданности Тишина поперхнулся чаем.
— Ты?! – с угрозой в голосе спросил подросток.
— Я, — ответил Тишина, приготовившись к прыжку. – Я работаю на тех, кому ваша деятельность поперёк горла. Если ты это понял, почему не убежал?
— Про хемасфорию знают только те, кто либо достоин подобного внимания, либо заклятый враг, но на заклятого вряд ли потянешь. Значит теперь ты с нами.
Тишина встал из-за стола, одним глотком допил чай, протёр салфеткой чашку от отпечатков и произнёс:
— Беги парень, скройся навсегда. Я обыграю твою смерть, возможно никто не догадается, а иначе они не оставят тебя в покое. Сейчас уйдёшь и будешь официально мёртв. Дуй отсюда вундеркинд.
Парень выскочил из-за стола, стрелой бросившись в объятый тьмой лес. Тишина выключил и включил освещение в доме, скоро прибудут чистильщики.
Через пятнадцать минут в дом вошли два худощавых мужчины с объёмными рюкзаками. Чтобы не привлекать внимание, машину они оставили в паре километров от дома. Начали шарить по комнатам, собирать документацию с образцами материалов, но вдруг остановились.
— А где тело? – спросил один из них.
— Действительно, — отозвался второй.

Они не слышали, как позади них отворилась дверца платяного шкафа, не слышали, как ликвидатор очутился на расстоянии вытянутой руки, они больше ничего не услышат.
Один труп со сломанной шеей Тишина проложил на диван, рядом поставил найденную на кухне старенькую хрустальную пепельницу. Пошарив по карманам второго трупа, обнаружил пачку сигарет, бросил несколько штук около пепельницы, туда же положил пустую водочную бутылку, приспособленную парнем для полива цветов.
Потом взвалив второй труп на плечо, отнёс во двор, сбросив в выгребную яму покосившегося деревянного туалета. Поджёг дом, а найденную машину ухарей отогнал ближе к трассе, замаскировав ветками. Дверь оставил открытой. Через некоторое время кто-нибудь из местной шпаны обязательно подберёт на запчасти. Однако это сойдёт только на первое время, но и оно позволит парню скрыться, потом в дело вступит контора с заказчиком.

***
Тишина сидел на кровати в номере напялив на себя телепортатор, он ждал звонка от Листопада, читал инструкцию к устройству и медленно накручивал глушитель на пистолет. А вот и он, Тишина поднял трубку.
— Тишина, Тишина, — прошипел Листопад. – Опять пожар? Как неоригинально. Ты случаем не знаешь, куда пропали чистильщики?
— Понятия не имею, — ликвидатор докрутил глушитель на ствол до конца резьбы.
— Убийца ты первоклассный, а вот фокусник хреновый.
На телефон Тишины пришла фотография. Он открыл её и вздрогнул. На ней был вундеркинд, лежащий в луже крови в сыром подвале. Одной рукой он сжимал кусок арматуры, другой собственные кишки.
— Понимаю, что грязно сработано, но парни выполнили заказ хотя бы на половину, в отличии от тебя. Ты стал сентиментален, а значит спёкся.
— Кто это сделал? — зло спросил Тишина.
— А ты приезжай и спроси у них, — усмехнулся Тишина. – Сразу решим вопрос, а то гонятся за тобой дюже неинтересно.
— Буду через несколько секунд.
— Ха-ха, давай, фокусник.
Тишина поднялся, сбросил вызов. Произнёс адрес Листопада в небольшой микрофон, крепившийся на плече, и нажал кнопку «Пуск».
Листопад положил телефон на журнальный столик, возле которого стоял, обернулся к двум киллерам Бэну и Кирке, вызванным в срочном порядке из-за границы.
— Он скоро будет, — сказал Листопад.
— Оформим в лучшем виде, — кивнул Бэн.
— Вы уже оформили вундеркинда. Чтоб больше такого не видел.
— Слегка переборщили, бывает, — ответил Кирка.
Позади них послышался шум сминаемой фольги, это телепортатор раздвигал пространство, выбрасывая из-под него Тишину. Киллеры даже не поняли, что произошло, мгновенно переместившись в преисподнюю с пулевыми отверстиями между глаз, а Листопад упал на пол с раздробленным коленом.

— Я же сказал, что буду через несколько секунд.
— Так и знал, что устройство взял кто-то из своих, — простонал Листопад, пытаясь остановить руками хлещущую кровь. – Ты ж вроде не пользуешься огнестрелом?
— Решил сделать исключение. Есть вопрос.
— Да пошёл ты!
Тишина прострелил ему второе колено, мгновенно засунув горячий глушитель в рот, чтоб Листопад не сильно орал.
— Что такое хемасфория? – спросил он.
— Я-то почём знаю, — царапая зубами глушак произнёс Листопад. – Слышал мельком это слово, а что не в курсе.
— Кто знает? – Тишина вытащил глушитель.
— Тот, кто надо мной.
— Адрес, — ткнул его в щёку глушителем Тишина.
— Ты чё в край обнаглел?
— Адрес, гнида. Мы уничтожили выдающихся людей, способных двигать общество к достатку, звёздам и другим мирам. Я уничтожил…. Но несмотря на это хемасфория выбрала меня, оно или она прощает, я достоин прощения.
— Ты даже не знаешь, что это такое. Идиот.
— Адрес и охрана.
— Запоминай, — сдался Листопад, назвав место дислокации и особенности службы безопасности.
Тишина внимательно выслушал его и отправил за Бэном с Киркой выстрелом в глаз, а теперь стоит подзарядит аккумуляторы телепортатора.

***
Капитан с позывным Абзац устроился на унитазе с подогревом, открыв автомобильный журнал, принесённый с собой. Наконец-то закончилась скучная смена и можно расслабиться. Он открыл первую страницу, на которой было качественное фото нового «Линкольна», откуда-то сбоку послышался звук сминаемой фольги, отражавшийся коротким эхом в большом помещении туалета.
Капитан обернулся заметив, как в воздухе мелькнуло что-то тускло-блестящее, после этого Абзацу пришёл абзац. Тишина быстро подбежал из другого угла помещения, ловя падающее с унитаза тело. Осторожно уложил на пол, вытащил нож из горла, вплеснувшаяся кровь мгновенно залила элитный кафель, чуть не попав ему на ноги.

Рулевой укладывался спать рядом с уже сопящей женой, когда дверь в спальню резко распахнулась, на пороге стоял Тишина, водя дулом пистолета по комнате.
— Добрейший вечерок, гражданин министр, ой простите Рулевой, — криво улыбнулся Тишина.
Проснувшаяся жена коротко вскрикнула, спрятавшись под одеяло. Тишина подошёл к семейному ложу, направив пистолет на Рулевого.
— Охрана! – заверещала жена, после чего получила пулю в голову и успокоилась.
Рулевой побледнел, надудонив под себя тёпленьким.
— Охрана вас уже никогда не услышит, но кричать всё же не стоит, — объяснил он министру.
— Что ты хочешь Тишина? – трясясь от страха спросил Рулевой.
— Слышал про хемасфорию? – спросил ликвидатор.
Министр коротко кивнул.
— Что оно такое?
— Оно призвало тебя? – спросил Рулевой.
— Давай выкладывай всё, рожа зелёная, — Тишина ткнул его глушителем в глаз.
— Я мало что знаю, только поверхностно. Оно спало, точнее его усыпили очень давно, так, как убить не получилось, теперь пробудилось и угрожает боссу и даже самому хозяину. Оно некое совокупность того, что есть вокруг. Это всё, что знаю.
— Адрес босса и хозяина, место постоянной дислокации, — Тишина надавил глушителем на глаз.
— Знаю только босса.

Рулевой назвал место далеко за городом, после чего получил свинец в глаз, начав остывать рядом с женой.
Босс одетый в длинный, достойный графа, халат, подошёл к бару расположенном вдоль всей стены гостиного зала загородной резиденции, открыл дверцы уставившись на содержимое. Спиртного там отродясь не было, босс его не переносил. Весь бар был уставлен золотыми и серебряными коробочками с порошками разного цвета и воздействия на психику. Поразмыслив, выбрал бирюзовый порошок позволявший погрузить сознание в миры подводных пучин неземной красоты. Он занюхнул прямо из коробочки, поставил её на место и приготовился к наркопутешествию. Как же он любил подобные вояжи.

Вдруг прямо перед ним, с шумом сминаемой фольги, треснуло пространство выплюнув в гостиную мужика в странном жилете и с пистолетом в руке, который он незамедлительно приставил ко лбу босса.
— Здорово нюхач, — тихо произнёс он. – Я Тишина. Слыхал про такого?
Босс отрицательно мотнул головой.
— Пошли побазарим, — Тишина потащил босс за шкирку в сигарную комнату, скрытую за тяжёлой шторой.
Войдя в неё, указал боссу на кресло, тот незамедлительно подчинился, сев в него. Тишина встал возле стола, чтобы держать на прицеле не только нюхача, но и вход.
— Кто такой хозяин и что такое хемасфория? – спросил Тишина.
— А ты не охренел ли у метя такое спрашивать? – огрызнулся пришедший в себя босс.
— Я тебе сейчас мозги вышибу, точнее то, что от них осталось после порошков, — ответил Тишина.
— Оно вышло на тебя?
— Отвечай на вопрос.
— Я сам до конца не понимаю, что это, — стал колоться босс. – Точно может сказать только хозяин, но тебе до него никогда не добраться.
— Вот ты и отведёшь.
— Это не так просто, у него нет определённого места нахождения.
— Что-то я перестал понимать происходящее, — нахмурился Тишина.
— Потому что не надо лезть во взрослые дела?! – вновь огрызнулся босс.
— Это кто у нас тут взрослый такой? Человек, который по некоторой информации, наложил кучу в лифте элитной гостиницы будучи под марафетом? Этот что ли?
— Это было недоразумение, — босс уставился на мыски тапок.
— Веди к хозяину, думаю он более конкретно всё разъяснит.
Босс на мгновение задумался.
— Ок, — босс стал вставать с кресла, незаметно нажав на «Тревожную кнопку», замаскированную под узор подлокотника.
Они подошли к огромной резной двери из красного дерева, установленной в стене просторного холла. Босс отодвинул в сторону панель, скрывавшую кодовый замок.

— Отвернись, — сказал он Тишине.
— Ты дурак что ли? – усмехнулся Тишина, — На волоске от смерти думаешь про код. Или ты мутишь что-то?
В этот момент непонятно откуда появилась охрана в количестве двенадцати мордоворотов. Босс тут же отпрыгнул за стоявшую рядом мраморную статую льва. В следующее мгновение холл наполнился автоматными очередями. Тишина успел выстрелить два раза. Отправив на тот свет особо рьяных стрелков, когда его тело нашпиговали свинцом, изрешетившим телепортатор и поломавшим все рёбра.
Тишина упал на пол окрасив его кровью, лужей, расплывавшейся под ним. Напуганный и злой босс вылез из-за покоцанной пулями статуи, подошёл к ликвидатору, пнув того ногой  в бок.

— Ишь ты борзый какой, к хозяину захотел, — произнёс босс с чувством собственной значимости. – Сожгите ублюдка, — распорядился он.
Охрана двинулась к мёртвому телу, однако не смогла выполнить распоряжение начальства. Труп резко поднял руку, открыв огонь из пистолета. Мордовороты даже не поняли, что произошло, а уже корчились на полу в предсмертных судорогах. Тишина поднялся на ноги, сменил обойму, добил тех, кто ещё подавал признаки жизни, посмотрел на застывшего с открытым ртом боса и сказал:
— Так чего там с кодом?
Босс подошёл к панели на ватных ногах, набрал код. Дверь медленно отъехала в стену, явив широкий винтовой спуск вниз, какие обычно делают на многоярусных парковках.
— Лифт не модно? – спросил Тишина взглянув на проход мёртвыми глазами.
— К хозяину надо идти на своих ногах, это условие, — пролепетал вспотевший от страха нюхач.
— Вперёд, — Тишина толкнул босса в спину глушителем.
Они шли вниз, наверное, минут десять, но спуск никак не кончался.
— Почему ты ещё жив? – спросил босс.
— Я мёртв, но микстурка сработала, — ответил Тишина.
— Всё-таки химик создал формулу живучести.
— Такого человека завалил, — вдруг начал сокрушаться Тишина, — Такие мозги уничтожил, — но тут же взял себя в руки спросив, — Почему для связи с хозяином надо спускаться под землю?
— Сейчас увидишь.

Они подошли к стальным воротам, также закрытым на кодовый замок. Босс набрал код, ворота ушли в стены, открывая перед ними обширное помещение в виде октагона, посреди которого стоял куб из чёрного гранита с небольшим углублением в виде чаши в центре.
Они подошли к кубу, Тишина посмотрел вверх. Помещение чем-то напоминало высокую трубу, где далеко вверху вместо потолка зияла дыра, через которую были видны проплывающие облака.
— Зови хозяина, — сказал Тишина, ткнув босса стволом между лопаток.
— Погоди.
Босс подошёл к стене, нажал кнопку, открылась ниша, из которой резко повалил пар, это был холодильник. Босс извлёк из него бутыль с густой темно-красной жидкостью, как выяснилось кровью. Подошёл к кубу, налил в углубление до краёв, потом вернул бутыль на место. После нажал на кубе тумблер, углубление стало нагреваться, а кровь кипеть и дымить, наполняя помещение непереносимым запахом. Наконец дым заполнил всё вокруг, колыхаясь и принимая причудливые формы.

— И чё? – не понял Тишина.
— Я сделал звонок, но ответит он или нет, это его дело, — пояснил босс.
В какой-то момент Тишине показалось, что сверху спускается огромное, лоснящееся, чёрное змеиное тело, игравшее блестящей чешуёй в тусклом свете прорывавшимся через дыру. Оно закручивалось кольцами по стенам, извивалось и вздрагивало. Вот появилось нечто напоминавшее звериную голову с длинными шерстяными лохмами, свешивающимися до пола крепкими темно-рыжими канатами.
— Что это? – прошептал Тишина, крепче вцепившись в рукоять пистолета.
Босс упал на колени, а после распластался по полу.
— Приветствую тебя хозяин, ты знаешь зачем он здесь, я лишь привёл его к твоему лику, — пропищал он.
Змей взорвался клубами густого дыма, из которых вышел человек в джинсах, лаковых ботинках и клетчатой рубахе. Он остановился недалеко от куба, вдыхая дым. Тишина пригляделся к нему и каким-то шестым чувством понял, что это существо не имеет к людям никакого отношения.
— Привет Тишина, — поздоровалось существо, не обратив внимания на босса.
— Раз ты в курсе всего, то нюхач уже не нужен, — с этими словами Тишина выстрелил боссу в голову.
— Быстр ты на расправу, — произнёс хозяин, взглянув на вытекавшую из головы босса кровь. – Всегда забавно поговорить с покойником.
— Ты что такое? – спросил Тишина.
— А разве он не сказал? – существо кивнуло на внепланово усопшего. – Я хозяин всех и вся.
— От скромности не загнёшься. Ну, допустим это так. Тогда что такое хемасфория?
Хозяин поморщился, было видно, что ему неприятно даже само слово.
— Твоё состояние не на долго, скоро умрёшь по-настоящему, а я могу отблагодарить тебя за предыдущие заслуги, вернуть жизнь, дать его место, — он вновь указал на тело босса.
Тишина поднял руку с оружием до бедра, навёл дуло на голову хозяина.
— Называешь заслугами убийства гениальных изобретателей? – спросил он.
— Конечно.
— Ты не ответил на предыдущий вопрос.
— Хемасфория, — вновь поморщился хозяин, — это место переданное вам, людям.
— Кем переданное?
— Теми, кто был до вас, до нас, до всего этого, — хозяин развёл руками. Но это не просто место в прямом понимании, это душа организма чьими клетками мы все являемся.
— Бог? – решил уточнить Тишина.

— Нет, этим словом ты умаляешь её значение. Попробую объяснить на пальцах, — на мгновение задумался хозяин. – Все существа и не только существа, составляют один большой организм, люди отдельный организм внутри него, что-то типа органа из которых тот состоит. Орган в свою очередь дробится на народы, на трудовые коллективы, на рода, семьи и на каждого отдельного человека, который является самостоятельной клеткой. Все вы взаимосвязаны, у каждого своё предназначение и свойства. Если прервать эти связи, организм заболеет и наконец умрёт. Ты Тишина, являешься раковой клеткой, уничтожающей нейроны мозга хемасфории, изобретателей. Но сейчас она переформатировала тебя, переманила на свою сторону, простив грехи, позволив измениться.

— Тогда кто ты и все твои прихвостни в данном контексте? – спросил Тишина, метя хозяину между глаз.
— Мы вершина так называемой эволюции, которой на самом деле не существует, мы наездники, паразиты, по-вашему. Её главные враги. Нам она или оно выгодно мёртвое, ведь разлагающееся тело легче поглощать. Будь со мной и у тебя будет всё, что пожелаешь. Даже после смерти после того, как ты пройдёшь через свет и переродишься в другом теле, ты сможешь служить мне и жить, как император, но главное продолжай уничтожать нейроны.
— Любопытненько, — произнёс Тишина нажав на курок.
Пуля, под углом снизу, вошла хозяину между глаз и вышла со стороны макушки оставив в воздухе дымный след. Хозяин даже не шелохнулся, дырка в черепе мгновенно затянулась, будто и не было.
— Ты сейчас серьёзно? – криво улыбнулся он. – Меня этим не взять.
Тишина выставил пистолет перед собой, выпустив в существо всю обойму, вытащил пустую, вставил новую, вновь выпусти всю до последнего патрона. Хозяин продолжал стоять цел и невредим.
— Как хочешь, а ведь могли дружить, — покачал головой хозяин. – Теперь мой ход и на всякий случай передавай привет Листопаду, Кирке, Лису, Рулевому и всей весёлой братии.

Тишина выхватил нож, приготовившись бросится на наглое существо, но хозяин исчез и тут же сверху послышался скрежет змеиной чешуи о стены. Ликвидатор поднял голову. Огромная клыкастая пасть выпустила огненное облако, заполнившее всё помещение. Боли не было, была злость.
Тишина ощутил себя парящим в пустоте. Он не чувствовал тела, он вообще ничего не чувствовал. Вдруг впереди появилось яркое пятно света, поманившее к себе.
— А вот хрен бы вам! – крикнул Тишина в его сторону.
Он сделал неимоверное усилие, развернулся и полетел вверх, к блестевшим звёздам, подальше от бесконечного кровопролития.
2022.
 
 
 



 
 
 
 
 
 
 

Комментарии