Добавить

Дед Яков. 20.04.2020г.

 



… Сегодня с утра, было уже 20 апреля 2020 года. Весна нехотя и неторопясь, как бы начинала врастать в календарь природы, но вот холод и дожди, иногда со снегом, нарушали эту "смутную" весеннюю идилию. Москва жила напряжённо и ответственно, строго и жёстко, как иные в страхе и недоумении от произошедшего. Вот и Дед Яков, разругавшийся ещё вчера со своими, женой и сыном, из-за дня рождения дочери, по  причине подарка, решил объявить всем  бойкот и вечером пойти к соседу Сергею Александровичу, чтобы отметить Пасху. На телефоне высветилось "эсэмэска" от дочери.Она, ожидавшая отца к себе на 5-ую Магистральную, так его и не дождалась.Вчера, 19 апреля, ей исполнилось семьдесят три года. Ему привыкшему к руководству в семье, не понравилось то, что она не понимала причины его отсутствия у себя. То ли возраст, то ли каприз как ребёнка у которого отняли игрушку, но она не принимала причины не приезда. Яков пытался ей объяснить, как буд-то дочь жила в другой стране, что в Москве карантин и ездить на любой машине запрещено без пропуска, да и ходить, можно только в близь лежащий магазин или с собакой на выгул, да и то, как объясняли с экрана телевизора, не далее ста метров от дома, но она ничего  не хотела понимать и со слезами требовала приезда старого отца.В конце концов ему надоело ей объяснять очевидное и он перестал брать в руки телефон. В Бога он не верил по жизни, и не особо переживал за то, что вчера было церковное представление в главном Храме Москвы. Правда, по справедливости, надо отдать ему должное, они с Александром Сергеевичем и его новым другом Сергеем Александровичем, вместе смотрели божественную службу Патриарха Кирила, торжественно состоявшуюся в Храме Христа Спасителя, и почти до окончания. Так было почти каждый год. Верующих и их право самоопределения, Яков уважал всегда. Он как бы жалел их, но всегда искренне поддерживал, особо во время войны, когда надо было спасать Отечество и русскую церковь, да очевидно  и её основы, как и матушку Россию. Правда всё же было презрение к некоторым из них, не всем, когда  надо было идти в атаку, они торопливо молились за себя, явно боясь за свою жизнь. Он вдалбливал  им, что пуля дура и она не разбирает, кто верующий, а кто коммунист или комсомолец. Во время войны на Руси всегда образуется народная общность, из века в век, монолит, который не сможет разрушить ни одна мировая сила врага, капитализма. Яков искренне верил в родовую силу народа, тогда, да  и в нынешнее тяжкое время страшной болезни, напавшей на Россию и весь божий Мир. Слёзообилие и маразм страха он ненавидел и презирал, но понимал и благоразумно, как старый службист, подчинялся разумным решениям власти. Президента Путина он поддерживал на выборах всегда, и даже не за то, что они принадлежали к одной системе и профессии, а за его потенциал политика и понимание, и глубокое уважение им народа. Президент ловко обходил подводные рифы либерализма, ельцинизма и американизма. К псевдо либералам относился спокойно и равнодушно, ибо помнил что с такими делали на фронтовых дорогах великого противостояния с фашизмом. Сегодня 20-го апреля было день рождение Гитлера, и дед зажигая свечу в честь этой мерзости, поставил её головой в низ, как всегда делали его предки к врагам и предателям.… Неожиданно зазвонил телефон, и дед увидев, что звонит дочь, решил поговорить с ней ещё раз… Наталья с придыханием сообщила ему, что она приехала и просила открыть дверь… Яков понял, к своему другу ему сегодня не попасть… и радостно поспешил к двери… Наталья Васильевна, запыхавшаяся и раскрасневшаяся от волнения стояла у открытой  отцом двери и смотрела на упрямого деда. Старик обнял и поцеловал непослушную дочь и пригласил в квартиру. Наталья приехала с внуком Виктором, высоким, худым мужчиной, двадцати восьми лет. Его умное  лицо, на котором озорно светились огромные карие глаза, было обрамлено длинными  каштановыми  волосами, а тонкие губы приветливо улыбались деду.  Дед пожав ему руку, провёл гостей в комнату заставленную древними артефактами, фигурками японских божков-нецки и картинами европейских художников… Всё это было из прошлой жизни, той, в которой он был владыкой человеческих судеб. Наталья, чуть отдышавшись, преподнесла старому отцу крошечную фигурку японского бога, приобретённой ею в одной из экспедиций в Монголии, ещё в пятидесятые годы прошлого столетия. Вещь была удивительной и прекрасной, таинственной и как бы светящейся в своём полупрозрачном камне. Когда минуты радости немного поутихли, дед поздравил внука с наступающим днём рождения 21 числа, и в шутку спросил у Виктора, как же он умудрился родиться в промежутке между Великими людьми; Матерью, мерзавцем Гитлером и великим Лениным. Виктор, смущённый дерзостными речами деда, скромно промолчал и перевёл тему разговора на проклятущее заболевание охватившую Россию. Дед рассмеялся и показал ему, вынув из комода,  синие хирургические перчатки и с десяток масок подаренных ему соседями. Дочь Наталья рассмеялась и со смехом  вынула из сумочки ещё двадцать перчаток синего цвета и с дюжину марлевых повязок. Все рассмеялись, и обстановка, как и настроение, как-то  сразу разрядилась и стала обычной, домашней. Дед включил телевизор и все за разговорами и тихой беседой стали смотреть фильм о полиции и молчаливой сыскной собаке...

"… Я не связываю христианскую жизнь и поступки человека с местом обитания и моления. Бог един, люди отличны… Я наивно принимал правила "игры", в которой, как нам казалось, все равны… И как я ошибался… Мы, из разных семей и разных  условий. Цивилизация и культура, не совместимы в нашем Отечестве при Романовых..."
Кондратий Рылеев… 1795- 1826.13.06.

Комментарии