Добавить

Новорожденные

Он родился утром, утро утонуло в крике,
оно захлебнулось протестом малыша.
У него не было кожи.
Только сердце, умное, доброе, 
большое и глазастое.

В этот день родилось ещё два младенца,
но с кожей, разной по цвету и толщине.

Следующий новорожденный был голубоглазый, 
с молочным, тонким и 
прозрачным кожным покровом, казалось, что
через него было видно всю его нервную систему 
— многочисленную сеть нейронов, скреплённой аксонами, 
покрытыми миелиновыми оболочками, а также без миелиновых обёрток,
с дрожащими дендритами, словно веточками на молодых деревьях, и,
плюсом бесчисленные нейроглии, ответвления, всевозможные
завитушки,
и все их переплетения были похожи на схему звёздного неба.
И вся эта система тихо дышала, трепыхание и движение 
были видны по всему его тельцу. 
А крик при рождении второго малютки прозвучал, как писк мышонка.

Врачи рассмеялись, когда увидели третьего нового жителя 
на планете земля. Он был с тёмно коричневой толстой кожей и 
похож на малую копию бегемота, 
цвет глаз был, как уголь, антрацитовый.
Крик его прозвучал, как
раскат грома в начале грозы.
Акушерки качали головой и восклицали:
— Этому и танки не будут страшны и подводные лодки безразличны!
— Да, гранатами такого не испугать, увернётся! — вторили санитарки.
Малыш, рождённый первым, всё слышал и уже всё понимал.
Ему было больно за тех, кто родился за ним. 
Он знал, везение — это не для них, да, впрочем, и не для него.
  • Автор: Kira Rainboff, опубликовано 07 февраля 2020

Комментарии