Добавить

Вне времени




Яна собирала дочку в школу и посматривала на часы. Сегодня будет трудный день.
Частенько ей катастрофически ни на что не хватало времени. Она отдавала себе в этом отчёт, но никак не могла понять почему она теряет связь с ним.

    Яна вспомнила детство. В нём время тянулось медленно и размеренно. Как же удивительно много детских дел можно было переделать за день. И с куклами поиграть, и с подружками во дворе побегать, и порисовать, и даже поспать! Да мало-ли дел у ребёнка и на всё хватало времени.
Дни тянулись так медленно, что Яна никак не могла дождаться очередного дня рождения и подарков, которые всегда дарили ей родители. Но девочка не грустила в ожидании. Ей казалось, что детство будет длиться вечно.
Неделя тянулась за неделей, месяц за месяцем. Неминуемо за зимой следовала весна, за ней лето и целых три месяца каникул, за которые Яна успевала забыть все школьные премудрости.
Она была беззаботна и счастлива.

    Завязав и расправив бант на голове дочери, Яна занялась собой. Надевая блузку, она думала о том, что её ждёт сегодня.
Она опять еле успеет до обеда подготовить документы на подпись начальнику отдела. Затем, отстояв очередь в кафе, что находится за углом офиса, проглотит салатик и булочку с кофе.
Потом снова компьютер, клиенты, оформление договоров.
Время словно сумасшедшее подгоняет стрелки часов. Темнеет. Осталось прыгнуть в машину, заехать в магазин за покупками, приготовить ужин, накормить семью. И, о, радость! Наступит время, которое можно уделить себе. Его всегда не хватает.
Можно взять в руки книгу и удобно устроится в кровати. Но глаза тут же начинают слипаться, сознание проваливается во тьму, чтобы утром встрепенуться от звонка будильника и начать всё с начала.

    Дни пролетали, как один час, ночи, как одна минута. Вокруг то и дело возникали разговоры, о том, что время поменяло своё плавное, размеренное течение на скачки, и куда оно скачет не известно.
Но жизнь, между тем, шла своим чередом, как и служба в офисе. Магазины получали выручку, а семьи по вечерам ужинали, смотрели телевизор и ложились спать.

    Яна не любила часто разглядывать себя в зеркале. Она знала, что молода и привлекательна. Пары взмахов кисточки от туши и пары штрихов нанесённых губной помадой, ей хватало для уверенности в себе.
Но с некоторых пор, она всё чаще стала замечать, как одна за другой появляются морщинки у глаз.
Иногда она разглядывала их, смотрясь в зеркало и тогда сознание её подталкивало к осознанию того, что светлое время суток становится всё короче, а ночей едва хватает, чтобы забыться в полусне.
Длинными были только бессонные ночи. Время, будто бы удлинялось, чтобы обмануть её или оправдаться за своё быстрое течение.

   Дни рождения мелькали одно за другим. Их уже не ждали и не хотели праздновать.
Искусственную новогоднюю ёлку перестали убирать на антресоли, как это делали в детстве, но праздничные столы ещё накрывались в силу привычки праздновать разные события.

    Теперь, подходя к зеркалу, Яна часто удивлялась переменам, происходящим с её внешностью. Но время, будто не давало ей задуматься, не давало осознать этого. Оно вращало её по одному и тому же кругу, лишь иногда позволяя заметить на сколько быстро проходят дни и как длинны бывают бессонные ночи.
Между тем, дочь, как-то незаметно выросла и рядом с Яной появились маленькие внуки, а она всё чувствовала себя девчонкой и не хотела мириться с отражением в зеркале.

    Однажды утром Яна встала с кровати и, как обычно, подошла к окну. То, что она увидела, не поддавалось никакой логике.
Быстро, на её глазах, занялась заря. Солнце отделившись от горизонта, неспешно поплыло по небосводу и закатилось за крышу её дома. На улице стремительно стемнело, но ту т же стало рассветать. Снова на небе занялась заря, и вновь солнце, отделившись от горизонта, теперь уже быстрее поплыло по небу к своему месту заката. Стемнело…

    Яна внезапно почувствовала себя плохо. Затем нестерпимые боли сковали её тело.
Она сделала усилие и посмотрела в зеркало. Из него на Яну смотрела седая дряхлая старуха с искажённым от боли лицом.
Вскоре темнота стала постоянной. Казалось, что небо, чёрное, как смола, поглотило планету. Впрочем, этого уже не видел никто.
Через мгновение боль прекратилась. Стрелки часов остановились, как остановилось всякое движение за окном. И даже смерть не смогла прийти на выручку, чтобы избавить от существования вне времени.

Комментарии