Добавить

Аспекты неокосмологии

 Владимир Ветров 

Аспекты неокосмологии 

                            Нет грехов — есть судьба. 
                           

[Промежуточные характеристики неокосмологической концепции датируются 1 июня 1999
(с последующей доработкой ).  
Незначительная часть данной работы была представлена ранее в газете "Постфактум", №7, 2007 . 
Впоследствии текст был отправлен в центральный гос. архив литературы и искусства (ЦГАЛИ ).  
Почтовое уведомление о доставке получено 08.07.2008 ]  

                           Часть I 

                          Вступление 

В неокосмологии Бог — создатель Вселенных, Абсолют, Сила априорная, непознаваемая, совершенная, вне эмоций, вне зависимости 
от чего бы то ни было по определению. Данную Абсолютную Силу невозможно охарактеризовать относительно какого-либо образа 
и тем более сопоставления с каким-либо явлением или событием, 
ибо всякое сопоставление в этом случае изначально обесценивается, непосредственно приравниваясь всего лишь к механическому   
отображению ассоциативного ряда субъективно-фантазийного или строго эмпирического порядка. 

Абсолют — в качестве религиозно-философского понятия — упоминался еще до новой эры . 
Согласно известной, хотя и не единственной, версии, одними из первых данный термин (для обозначения "всемирной гармонии" 
и "божественной абстракции количества" ) стали использовать пифагорейцы в 4 столетии до н.э. Их восприятие Бога 
было созвучно восприятию той Силы, которую Вольтер в 18 веке иногда называл Великим Архитектором
и которая в неокосмологии (и не только ) могла бы именоваться ВСЕЛЕНСКОЙ МАТЕМАТИКОЙ. 
По второй, достаточно сомнительной, гипотезе, рассматриваемое понятие ввёл некий арабский мыслитель,
причем его тезисы были "преобразованы" много позже Фараби и Авиценной, 
определявшими Абсолютного Бога как "необходимо Существующее благодаря самому себе" .    
… . 

Поскольку все познаётся в сравнении, то представляется достаточно любопытным, что Будда, или Сиддхартха,  
в 6-3 столетиях до н.э. считался основателем еретического учения этического плана, 
ибо отличительно дистанцировался от определения Бога, ратуя "в энной степени" за религию безбожия, 
что многими воспринималось как недвусмысленный признак явного противоречия... 
В этой связи было бы небесполезным напомнить, что 
в конфуцианстве Бог — воплощение Небесной Воли, 
в неопротестантизме — Субъект, творящий свою волю, 
у Платона — Демиург (Мировая Душа, Творец Мира ), 
по Аристотелю — "неподвижный Перводвигатель", 
у Чжу Си — Идеальное Начало, Субстанция, лишенная формы и качеств (12 век, неоконфуцианство эпохи Сун ), 
по Франсуа Вольтеру — "великий Геометр", "первый Двигатель", "Архитектор", 
у Джордано Бруно понятие Бога приравнивалось к понятию вселенской Природы, 
у Георга Гегеля — Мировой Разум, 
у Иоганна Фихте Бог отождествлялся с понятием "Я" (Абсолютное, или Мистическое, исходное "Я";
из него выводится производное — эмпирическое "Я", т.е. человек ),  
у Джорджа Беркли Бог — бесконечный Дух, 
у Николя Мальбранша Бог безостановочно создает действительность и содержит всю действительность в Себе, 
по Гададхару Чаттерджи ( Рамакришне ), 19 век, Бог — Абсолют (ниргуна Брахман ), лишенный внутренних различий, 
по Артуру Шопенгауэру — это Воля, слепая и алогичная, что сводит на нет таким образом всякую закономерность Природы, 
культивируя Случайность как таковую,  
у Каспара Шмидта (Штирнера ) де-факто наличествует "аннулирование" Бога и воспевание эготеизма, 
где "Я" есть единственно истинная реальность и ценность, а весь остальной Мир — его собственность,  
служащая лишь интересам "Я", 
у Павла Александровича Флоренского — в сочинениях 1914 г. — Бог является "идеальной Личностью Всеединства", 
но по Анри Бергсону — это Интуиция Неба, 
причем возможно познание, совпадающее с действием, порождающим реальность . 

 

                        Часть II 

       Монады в свете неокосмологии 
       _________ 


       Экскурс в историю 

Монада (греч. Monas — единица ), исходя из сведений классического философского словаря, 
была известна в качестве "системного" понятия еще до н.э.  
Пифагорейцы причисляли монаду к Математической единице — основе Миростроения
(4 столетие до н.э. ),  
связывая вышеуказанное причисление с определением Божества.  

Следует отметить, что в эпоху Средневековья монада "получила второе рождение" . 
Например, у Николая Кузанского (Николай Крипс ), в 1440, и Джордано Бруно, в 1591, монада — единое и неделимое начало Бытия,
причем Бруно уверял, что в данном начале совпадают противоположности конечного и бесконечного, четного и нечетного и т.п.  
Позже Иоганн Вольфганг Гете называл монаду энтелехией и оценивал ее как активное духовное Начало, присущее материи и способствующее 
индивидуализации объектов . 
В прошлом веке данными вопросами занимались многие ученые. 
Например, у Николая Лосского (скончался в 1965, прожив 95 лет; год эмиграции — 1922 ) монады — субстанциальные деятели,  
связанные между собой, а также связанные с Богом — Сверхмировым началом . 
Будет не лишним добавить, что в идеалистическом персонализме
монада — первичная духовная ценность, первоэлемент, однако в концептуальном плюрализме монады, напротив,-
множество сходных, тождественных, но изолированных сущностей, несводимых к единому началу . 

При сопоставлении с вышеперечисленным исключительное значение приобретает "Монадология" — основополагающий труд Лейбница, 
завершенный им за 2 года до смерти, в 1714 . 
Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646 — 1716 ) характеризовал монады как индивидуальные, наделённые душой,
непротяжённые, активные в своей изменчивости субстанции, составляющие Вселенную. Число монад несметно, 
у них существует определенная (хотя и минимализированная ) иерархия. Каждая из монад обладает
предустановленным стремлением, развитием, восприятием. Монады, по его убеждению,
не способны в полной мере взаимодействовать друг с другом на физическом уровне, но — тем не менее — они образуют единый Мир,
регулирующийся фаталистической гармонией, зависящей от Высшей монады (Бога ).   
Лейбниц утверждал, что в монадах отражается Вселенная, что они в форме индивидуальности содержат в себе 
естественную бесконечность (согласно мировосприятию ученого:
бесконечность с целевыми свойствами "зародыша", бесконечность в перспективе ). 
Невзирая на то, что между монадами раз и навсегда определено совершенное соответствие в любой момент времени,  
монада изначально ограничена. Отсюда, по выражению Лейбница, зло физическое, метафизическое, 
но — в первую очередь — нравственное, связанное с самим предназначением свободы как фундамента 
нравственного бытия . 

                          Иная плоскость 

В качестве автора неокосмологической концепции не могу отрицать
 самобытно-личностную выверенность суждений выдающихся умов Прошлого, 
оставляя за собой, тем не менее, право на частное мнение,
обусловленное концептуальными постулатами... 

Во-первых, невозможно не придавать ключевого значения термину,
привнесённому Ломоносовым,- физическая монада.
Означенный термин оценивается вне шаблонных установок
и многовековых догм, но оценивается в то же время, вне сомнений,
исходя из аспектов радикального фатализма,
глубоко отличных от тезисов так назыв. механистического материализма,
сопряженных опять-таки у Ломоносова в некоторых вопросах
 с "вынужденно деистическими" воззрениями. 

Во-вторых, принимая во внимание доводы европейских ученых
(и — в качестве необходимого условия — учитывая материалистические тенденции
Бруно и Кузанского ), монада-единица, как базисное понятие,
под давлением векторной логики неизбежно переходит в новую плоскость,  
не укладываясь в одни только рамки идеалистического 
определения Лейбница . 

[Дополнительно... 

Разумеется, интересна трактовка монад Иоганна Гете с позиций гилозоизма 
(учения о мышлении и ощущениях, 
которые сопутствуют всем формам материи ): 
монада — активное духовное начало, присущее материи и способствующее 
индивидуализации,- тождество энтелехии, т.е. целенаправленной, 
предустановленной, движущей силы . 

Также заслуживает особого внимания и пратеория Анаксагора, 5 в. до н.э.
(еще до введения общепризнанного термина монада ):
в Мире присутствует бесконечное качественное многообразие первичных 
элементов материи, т.е. "семена вещей", "зёрна",
из различных сочетаний которых образуется все существующее.    
Движущей силой, обосновывающей подобные сочетания, соединения 
и разделения, Анаксагор считал разум. 
Система всех небесных тел, согласно его убеждениям, 
возникла в результате первичного смешения (соединения ) вещества 
в процессе вселенского вихреобразного вращения .] 

Но поскольку все, созданное Творцом, является 
собственно частью Творца (Абсолютной Силы ), а также поскольку в Мире,
исходя из вышеназванной причины, по определению не может существовать  
так назыв. мертвой материи, а "изменяющиеся" монады-единицы 
присущи любой материи и способствуют 
индивидуализации материальных объектов, то закономерная интерпретация  
важнейших положений и критериев относительно монад неизбежна: 
все существующее во Вселенной априорно исполняет роль 
сообщающихся сосудов
(и не столь важно, величаем ли мы это Вселенскими звеньями или Эффектом бабочки ). 


В результате — на основе неокосмологической концепции, 
а также теологического детерминизма и телеологии
(при акцентировании анимистического вектора ) — одномерная установка
об отсутствии взаимодействия между монадами на физическом уровне 
представляется до крайности несостоятельной . 

Таким образом, неокосмология Ветрова характеризует монады
в качестве разноплоскостных единиц, т.е. составных частей Вселенной, 
различных по своим свойствам, задачам и функциям,
но взаимозависимым непреложно. 



(Продолжение следует .) 

Комментарии