Добавить

Часть 2. Наследство

Сверчок свои ботиночки начистил,
Притопнул лихо, посмотрел в оконце.
Он ждал восход своей звезды лучистой,
Считал минуты до захода солнца. 
 
Уже не в первый раз дарил ей джаз,
Уже не в первый раз вздыхал украдкой,
Но как безумно счастлив был в тот час,
И в этот час, такой бесспорно сладкий,

Он воспевал её, сверкал, играл, 
Сливаясь с тонкой соловьиной трелью. 
Он без неё не жил — существовал, 
Она была достойной высшей целью! 

Вот-вот, и подмигнёт ему звезда, 
Своим пронзительным, манящим светом. 
Как неприступна, как она горда! 
Как может быть любима лишь поэтом.

И лес ему внимал заворожённо, 
А он и сам смущен, и потрясен. 
Слезой-росой умылась белладонна,
Сверчок в футлярчик спрятал саксофон.

— Хозяйка! Выгляни в окошко!
  Нам до восхода надо бы успеть!
Будил Ягу взлохмаченный Ерошка .
— Уже бегу, а чем бы двери подпереть?

Трава горела дивной голубой росой,
Кружили в предрассветном небе птахи. 
Шел старичок в потрепанной рубахе,
За ним девчонка с золотой косой. 

— С твоей бабулей часто было не легко,
  Но я служил ей правдою и верой. 
  Вон, видишь небольшое озерко? 
  Иди, и призови к себе Химеру.

  Яга боялась, знала — будет воровство,
  И прятала на дне твоё наследство.
  У них с Химерой своё давнее родство,
  Пойди покличь её, да поприветствуй!

— А ты со мной? 
— Да что ты, Ёжка!
  Я к этой гидре — ни ногой! 
  Но соберу пока морошку,
  Сварю кисель придём домой.

— Ага! Ты струсил! Так, Ерошка?
— Эх, я б тебе порассказал!
  Однажды видел я немножко,
  С печи неделю не слезал!

— Я побегу? Теперь совсем уж рассвело.
— Пониже кланяйся, тогда взлетишь высОко!
— Опять тебя на афоризмы повело? 
— Беги, да не порежься об осоку!

— Fiat firmamentum in medio aquani'm!
  С латынью не дружна была я с детства!
  Спою как есть, по-русски (черт бы с ним)
  Важней увидеться и получить наследство. 

  Косу ржаную расплела задорно ведьма,
  Подняв вверх руки, чистым голосом запела.
  Таращил язь на Ёжку свои бельма,
  А щука та совсем оторопела. 

— Отделит вОды твердь, что в её толще ниже,
  Подобно той воде, что только к небу выше. 
  Отец ей солнце, а луна ей мать,
  Когда безликая смеется, рогоде ясной не бывать!

  Носил её в утробе дикий ветер,
  От неба до земли качая в колыбели света.
  Дитя срывала вмиг оковы, плети,
  Паля дыханьем листья сухоцвета.

  Тебя я заклинаю, тварь воды!
  Химера! Ты моя зола и соль!
  Все помыслы чисты, слова тверды,
  Призвать тебя в сей ранний час позволь!

Но тишина ей только эхом отвечала,
От огорченья Ёжка топнула ногой.
Вдруг в озере водица заворчала,
И встал туман невидимой стеной.

— Не мучайся дитя, у твоей бабки,
  С латынью тоже были неполадки.
  И знать такая уж у вас порода,
  Но голос твой послаще будет мёда. 

— А по тебе ли ведьмина-то ноша? 
— Своя не тянет, разберусь уж как-нибудь! 
— Тому и быть. Химера хлопнула в ладоши. 
  Держи свой дар, и воду мне не баламуть!

Взяла озёрная вода к себе девчонку,
Одев её в невиданное свету платье.
Расплёл ей ветер косы, дунул в челку, 
И заключив её в свои объятья

Унёс на дивные зелёные луга,
Где вереском медовым дышат трАвы.
И убаюкав, словно преданный слуга
Под кроной дуба ведьму спящую оставил.

Продолжение следует.

Комментарии