Добавить

Рутений106 или последствия взрыва на станции.

В жизни очень много моментов из-за которых возможно радоваться, быть умиротворёнными и счастливыми, и которые не вписываются в общепринятые нормы для вкушения таких состояний. Воспоминания увели меня в прошлое, в прошлый век,  в 90-е годы, когда умер мой отец. Я была счастлива, что мой отец умер, а ему было всего 52 года. Я считала, что мой отец — отмучился.
Это я сейчас, когда прожила сама на земле больше пол-века, понимаю, что он был ещё не старым, и осознаю почему тогда, когда водрузили памятник на могилу моего отца, вместе с чувствами огорчения в моей душе возникло состояние умиротворения и счастья.
Мой отец умер от инфаркта миокарда, во сне, не причиняя никому хлопот своей агонией, уснул вечером без жалоб на что-либо и не проснулся. Его обнаружил утром мой младший брат, который жил с отцом вместе и ещё с двумя сестрёночками и средним братом, когда удивился, что отец так долго спит, и не выходит из своей комнаты. Наш отец всегда просыпался очень рано, выглядел ВНЕШНЕ физически полноценным человеком, казалось, что он был адекватным, умным и, что всё у него было на месте, я считала его, по-своим меркам, красивым, статным мужчиной. Отец всегда выглядел опрятным, чистоплотным, с царственной осанкой, чем-то похожим на Будулая из художественного фильма "Цыган", и даже тогда, когда был в состоянии алкогольных запоев. Чужие люди, которые не знали его, даже и предположить бы не сумели, что мой отец был алкоголиком. Но алкоголизм — это всего лишь вторая ступенька развития какого-либо психического расстройства, то есть признак, симптом по которому необходимо выявлять корни душевной болезни, а не сама болезнь. Алкоголиками по-собственному желанию не становятся, и помочь, такие люди, сами себе не могут, смешная фраза та, которая говорит, что можно проявить силу воли и самостоятельно выйти из состояния алкоголизма, не ждите, не надейтесь, без терапии, комплексных мероприятий, ноотропных препаратов — они не справятся.

Мой отец был не из глупых людей, был грамотным, эрудированным человеком, и меня в молодости мучил вопрос, как он позволил себе стать алкоголиком, ведь я была в заблуждении, считая, что это самостоятельная болезнь, зависимая от характера.
Я беседовала с отцом в молодости, спрашивала его почему он не контролирует себя, и он ответил мне, что возможно причина в станции "Маяк". Но я не поверила ему. Да и информация об облаке с рутением — 106, которое осело в Челябинской области, тщательно скрывалась от людей.

Чтобы не мучиться от обиды на отца, я стала изучать генетику, психологию, психиатрию, психопатологию, но и в ней я не нашла исчерпывающих ответов по возникновению алкоголизма у людей. То есть, меня не устраивали ответы профессоров, описывающих алкоголизм, как пристрастие и зависимость, и всё. На основании чего возникают пристрастия у людей, ответы и предположения были туманными. По прошествии многих лет я смело могу утверждать, что основанием для проявления зависимости от алкоголя является прежде всего — расстройство личности, или на простом языке — психопатология, возникшая либо на генетическом уровне, либо вмешательством в организм каких-либо ядовитых элементов, разрушающих в психике: — самоконтроль, самоосознание и другие само — определители своих состояний, и разрушающие физическое здоровье.
У моего отца было достаточно оснований сойти с ума, он проживал в районе посёлка Муслюмова, где в 1957 году прошла волна с облаками рутения — 106, после Кыштымской аварии, ядерного взрыва на станции "Маяк", или "Ядерного комплекса Маяк", расположенного рядом с городами Кыштым, Озёрск, Челябинск-65.

Чем же опасен рутений — 106?
Большая Медицинская Энциклопедия сообщает, что критическим органом для растворимых соединений радиоактивных изотопов Рутения — 106. является желудочно-кишечный тракт, а для нерастворимых соединений — в ряде случаев желудочно-кишечный тракт и легкие."  Полагаю, что про разрушение психики от воздействия рутения информация содержится в секрете от людей до сих пор на гос.уровне.
У моего отца вырезали 2/3 желудка в молодом возрасте, в 60 — е годы, бронхит — стал его спутником также с молодого возраста, и очень частые, временные помутнения разума сопровождали его в погружение алкоголя на недельные запои с синдромом агрессии, тоже с молодого возраста.


Родные старший брат и сестра моего отца, проживавшие в радиоактивной, заражённой зоне,  также сошли с ума, хотя являлись абсолютными трезвенниками. У сестры отца в тридцатилетнем возрасте, в 70-е годы, развился парапарез, перестала функционировать нога, стала сохнуть, и она умерла, его брат страдал провалами в памяти, неадекватным поведением, например: приезжая к нам в гости, искал розетки и выключатели — для включения света, подключения настольной лампы под кроватями, хотя они были на виду, умер за год до смерти отца, в 1993 году, в 57 лет, при очень странном обстоятельстве, утонул в трезвом виде в августе, где утонуть, ну никак невозможно трезвым То есть, на генетическом уровне мой отец не мог стать алкоголиком, его дедушки и бабушки, родители — были трезвенниками, уважаемыми, да и были из знатных сословий, сумасшедших в роду не было, тем более с синдромами агрессии. Многие люди, односельчане отца, умерли в раннем возрасте и тоже были неадекватными в поведенческой бытийности.

Мне жаль, что я в тридцатилетнем возрасте не понимала причин неадекватного поведения моего отца, не сумела ему цивилизованно и квалифицированно помочь ничем. Но я счастлива, что сумела разобраться в этих причинах, что у меня нет обиды на отца, а есть только дочерняя любовь и благодарность за хорошие моменты в жизни, да, и пусть их было очень мало, но они были...
Государству предъявлять претензии — это себе дороже обойдётся. Слишком много кабинетов у чиновников...

Печальные последствия взрыва на станции "Маяк" до сих пор отражаются на судьбе многих людей, в том числе и на моей семье.
Но это уже другие — страшные истории...
 
  • Автор: Kira Rainboff, опубликовано 02 мая 2018

Комментарии