Добавить

Сон

Кошка мне сразу понравилась, я взял её на руки, и куда с ней иду. Буквально за короткое время она как будто сроднилась со мной. Сменила свою скованость у как бы чужого человека, на доверие, и расслабленность. В моих руках она приятно изогнулась, ласкаясь ко мне. Я был к ней в таких же чувствах. Приятная, мягкая, рыже-белыми пятнами, как бы безпорядочно расположившимися по её пушистому телу. 
А шли мы с ней, как оказалось, вот куда. Я шел найти её хозяина, уже вроде как бывшего. Чтобы то ли только для того, чтобы узнать как она жила прежде, то ли ещё, возможно, для того, чтобы вернуть её, если он того пожелает (ведь я не могу просто так забрать чью-то кошку, случайно оставшуюся у меня). 
Мы прошли по моей улице Черняховке, и оказались за городом, уже на природе. Шли по грунтовой дороге, среди зеленого поля. Светило солнце. Над нами вокруг светилось ясное голубое небо, с редкими облаками. Погода была прекрасная. 
Дорога завернула за кусты, вокруг было солнце, но от кустов была тень, и потому здесь было не так солнечно. Я шел, и знал, что где-то там недалеко есть посёлок, в котором кажется и живёт её прежний хозяин. Навстречу нам встретился мужчина. Здоровый дядька. Я спросил у него: не знает ли он хозяина этой кошки,  и правда ли, что он живёт в том селении неподалёку. На что мужчина ответил сразу, что да: знает и её, и её хозяина, и что он и вправду живет в том посёлке. Но тот сейчас вроде бы как в отъезде, и его нет дома. 
Я стоял с кошкой на руках. Она спокойно лежала свернувшись в моих объятиях. То ли она ласкалась к моему лицу головой, то ли я лицом к ней… Хорошая кошка. И я поцеловал её в голову… Спустя мгновение я подумал: "А она чистая? Может я не увидел? " Кошка очень скоро сменила свою мягкость на скованность, извернулась из моих рук, и выпрыгнула на дорогу. Она стояла в двух-трёх метрах от меня, смотрела на меня, а я на неё. 
От её красоты не осталось и следа. Она по-прежнему оставалась рыжей, но уже без белых пятен, и темнее. На голове её был не плеш. Нет. Это была свалявшася грязная шерсть пятнами. Она уже не казалась милой, и ласковой, а была крепкого, сбитного сложения. По её лицу–по её голове было видно, что её как бы крутило. Хотя вроде бы она не была больна. Морда была как бы скручена от страдания, один глаз прикрыт. "А я её поцеловал. "–подумал я. "Ладно. Потом отмоется."
Кошка не ждала жалости. Она просто направилась за кусты, куда-то туда, где мы уже не могли бы видеть. 
"Помирать пошла" – сказал мужик, который всё ещё находился рядом. Я понимал, что он не может знать такого наверняка, а высказал это скорее как предположение. 
Ещё он сказал:" Она и раньше была такой. " Но я не помню точно когда он это сказал. То ли сейчас, как бы промямлив объяснение. То ли раньше, когда я держал её на руках, и спрашивал о ней, и её хозяине. Но так как никакого разговора, кроме описаного, между нами не было, то, если он сказал их тогда, то это было сказано как бы с пустого места:"Она и раньше была такой". Не помню когда точно (скорее второе, так как после слов "Помирать пошла" уже говорить было не к месту),  но это, я думаю, не так уж важно. 
Мы посмотрели вслед. Постояли, помолчали, подумали. Но я не мог так просто оставить эту кошку. "Она ведь хорошая, на самом деле." И я пошёл за ней посмотреть куда она пошла. 


(продолжение следует )

Комментарии