Добавить

Из дневника жизни. 10.01. 2018 года. 23 ч. 16 м.

Моя мама приехала сегодня с юбилея подруги светящаяся от радости в 12 часов 40 минут. А я только закончила с определением 
нашего верного Султана — охранника покоя всех живых душ в доме и порядка вокруг нашего мира, бездыханного, — под снежный сугроб, под рябиной до весны.
Я шла в дом от рябины, как в каком-то тумане ежихи, нахохленная и пропитанная горечью утраты до самой последней своей капли крови, и услышала голос мамы, которая просила открыть ей калитку. Я усилием воли постаралась вызвать на своём лице улыбку, так как маме нельзя волноватья, у неё начинает болеть сердце. Скрывать свои печали и грусть я умею, но как скрыть отсутствие нашего всеми любимого Султана? В общем, забрав сумку из её рук, я пошла впереди, а мама шла позади и что-то рассказывала о своей поездке, а у меня в ушах зависли последние всхлипы и выдох Султана, моего дорогого друга, перед глазами стоял снежный холм, где лежало спрятанное тело, поэтому я ничего не видела и не понимала о том, что мне говорила мамулечка. Когда мы зашли в дом, в её комнату, она стала внимательно рассматривать моё лицо и у меня выбежали предательские слёзы. Я, вообще, не помню, когда мама видела меня слабой. Я всегда спокойная и уравновешенная особа, и тембр голоса мой всегда уверенный, твёрдый и добрый, а тут такое. У мамы сразу же глаза наполнились ужасом от страха и она спросила меня почти что шепотом: 
— Доченька, что случилось?
Я собрала все свои силы стойкости в голосовые связки, влючила власть над своими эмоциями и, смахнув слёзы, спокойно, тихо ответила:
— Султан умер, мамулечка...
У мамы широко раскрылись глаза и потекли слёзы ручьём:
— Как, почему, когда? — посыпались на мою голову вопросы.
— Мама, давай попробуем не плакать, да, тяжело, но я вас всех уже давно предупредила, что он скоро умрёт, ещё летом.
Мне пришлось рассказать во сколько умер наш любимец семьи, но детали агонии я, конечно же, не стала раскрывать.
На картину умирающих очень сложно смотреть, даже жутковато, некоторые люди падают в обморок, а затем годами отходят от увиденного. Поэтому я  радовалась, что мамочка моя не увидела глаза умершего Султана. 
Я всегда слабонервным рекомендовала не смотреть на последние моменты жизни своих родных, близких и питомцев.
И я была рада, что Султан сумел сегодня из последних сил выйти из своего убежища в 9 утра и попрощаться с моим мужем, когда он выезжал
на автомобиле из нашего участка около дома в дальнюю поездку. Я не рассказала мужу, что наш Султан готовится уйти от нас, так как моему ненаглядному предстоял не близкий путь на заработки. Мой дорогой приехал вчера, когда стемнело, и уезжал в темноте зимнего
рассвета. Но как же Султан вчера ждал Сашу, моего любимого, ходил со мной рядом, когда я расчищала дорогу для проезда лопатой, с трудом переставляя свои лапы с ноющими суставами, но даже не присел, как обычно... 
Султан всегда слышал нашу машину издалека, и предупреждал меня, что хозяин едет домой, своим радостным повизгиванием. А в этот раз у него уже не было слуха, он оглох, но понимание осталось, чуйка звериная какая-то, неведомая человеку, и он потихонечку радостно поскуливал...
Я умудрилась и мужу рассказать по телефону страшную новость о нашей потере друга в спокойных тонах, без эмоций, успокоила его, и дала задание,
чтобы он нашёл для меня нового щенка, так как в своём доме нельзя жить без охранника, тем более в нашем, который стоит отшельником от всех домов, отрезанный границей проезжей дорогой. Я постаралась всем своим родным сообщить о переходе в иное прстранство нашей собаки также в достойных тонах информационного сообщения. Я думала, что смогу перенести своё горе без слёз, стойко и по-геройски, но увы...
Когда мама уснула, а это было в десятом часу вечера, и я осталась один на один со своим осмыслением произошедшего,
не выдержав, пошла к холмику, где лежит мой верный пёс, и у меня вырвалось отчаяние, беспомощность в виде рыданий, хлынул ниагарский водопад слёзного несмирения с разлукой, с родным существом, моим Султанчиком, моей псякой. Я встала на колени перед рябиной, так как физические и душевные силы у меня иссякли и умыла очень обильно слезами вселенские уши,
хорошо, что никого у нас поблизости не проживает, хотя я плакала тихо. Все красоты заключены в сердцах людей и всех живущих
во вселенной — в самореализации и самоотдаче  любви окружающему миру, у моего Султана она была необыкновенной, безграничной какой-то. Спи мой хороший, спи мой золотой дружище, спасибо, что ты был у меня, и что остался великолепием чувств и эмоций нашей с тобой дружбы во всех моих клеточках сущности. Прости меня, если я что-то не сумела сделать для тебя, прощай мой любимый друг...
Жизнь продолжается...

 
  • Автор: Kira Rainboff, опубликовано 10 января 2018

Комментарии