Добавить

27.12.2017г.


 

27. 12. 2017г.




… 27 декабря 2017 года, после проливного дождя и сверх тёплых дней, превратился в весенний, холодный сырой день, снег почти сошёл, и дороги, чистые после дождя сверкали чистотой и прохладой. В общем-то можно было и не отмечать этот день, но как-то было бы скучно без надоевшего Яшке старика и его чрезвычайно едкого характера рассказчика, стремившегося в конце своей богатейшей жизни, сделать хоть что-то, что могло-бы напомнить его потомкам о его жизни и жизни города...
… Ну вот и состоялся праздник у нашего деда, как говорил Яшка-сосед.Дедульке, прислали кусочек пенсии за январь 2018 года, целые -3000рублей. Дети, совсем застоявшиеся от " диеты", сбегали и получили мзду в соседней сберкассе. А в "Карусели, что через дорогу от дома, они с шутками и прибаутками, быстрыми темпами заполнили корзины продуктами, и уже через час, прибежав домой, на кухне на сковороде скворчали кусочки колбасы, обдавая ароматом поджарки всю квартиру, забывшую за три последних дня о запахе еды, и что удивительно, на сей раз проникнув даже на лестничную площадку. Ещё через полчаса, все десять членов семьи с аппетитом уплетали белый хлеб с зажаренной колбаской и крепким ароматным чаем " ЛиптоН", особо уважаем стариками и детьми. Откушав, все разбрелись по углам, каждый в свой. Младшие детки, после вынужденной к новому году уборке, сели за компьютер, а супруга деда, дородная моложавая женщина высокого роста, с весёлыми, никогда не унывающими озорными глазами, наполненные особой материнской красотой, такой разящей, что многим казалось, что они, не подверженным ни старению, ни всем невзгодам нынешней жизни и заботами о детях. Мать вновь села за швейную машинку " Зингер " крепчайшей столетней выдержки, и без поломочных грехов на протяжении всей своей жизни. Давным-давно, когда над Союзом  грохотала война, на ней в годы войны, её бабулька шила шинели и пальто для партизан, теперь же, переданная по наследству дочери, на ней расшивались ползунки и пелёнки с красивыми тёплыми узорами. Все были заняты казалось бы важными делами, лишь дед, под неусыпным оком Яшки, пришедшего в гости и скромно сидевшим в углу и смотря очередные новости о теракте, в любимом им ещё с войны Ленинграде, или как теперь глаголят басурманским именем Санкт-Петербург. Яшка сплюнул от негодования, но осёкся, съёжившись как еж, от едкого и острого взгляда старика, не терпевшего хамства к истории, хотя в душе сам думал, какой идиот переиначил в своей ненависти к С.С.С.Р., город герой Ленинград. Ну какой из петрушки герой. Отвернувшись от Якова, дед сел строчить рассказ о сегодняшних событиях. Яков с ехидцей его подначивал:" — Слушай Александр, ты случайно не  стукачом заделался? Что, Ты всё строчишь, бумаги не жалко, может сразу на электронику запишешь, быстрее арестуют, как в тридцать седьмом." Дед Александр грозно посмотрел на него и проворчал:"- Меня-то за что? Старый ты попугай-говорун? Вон, по телеку сколько подлецов и мерзавцев языки чешут, обволакивая Россию в "лепёшки" коровьи, и по первому каналу, и по России-1, а уж об НТВ и говорить не приходиться, все в одной лепёхе вымазаны, деньги счёт любят, а ты тридцать седьмой вспомнил, ты ещё Харбин вспомни. Вот послушай, мне батька рассказывал, да и письма от Павла, я ещё в детстве читал. Тогда время трудное было для молодой Советской республике. Только-только сбросили Врангеля, и эту мерзость Колчака. Его прихвостни бежали в Китаё, в Австралию, в общем кто куда забивался, как клопы. Так вот, Павел работал в контрразведке Колчака, помог очень с его арестом, но его тогда кто-то из офицеров выдал. И оказался он у японцев. Что было с ним, трудно даже себе представить, в общем, если коротко, приговорили его к смертной казни, как Лазо в печь-паровозную топку хотели бросить, пытали, а он всё равно молчит. Но тут повезло ему, из-за приезда какого-то генерала, ему отложили по чьему-то распоряжению казнь на сутки, а за эти сутки, какой-то японец его разговорил и видя, что советы правы были к этому мерзавцу Колчаку, помог ему бежать. Вернулся он в столицу, а тут после недельного отдыха, его Ф.Э.Д. вновь в Китай, на КВЖД. Тогда, там была чрезвычайно тяжёлая обстановка для наших, одних белых более ста тысяч. Разные диверсии и провокации делали белоэмигранты. Одних организаций было более ста двадцати. Вот одни из них: "Союз казаков", зверьё ещё то, потом "Союз военных в восточной Азии", Павел даже адрес их разрабатывал. Находились они в Харбине на Конной улице д.39, чрезвычайно сильная организация, это тебе не казаки, эти не лезли напролом как бараны, эти хитростью брали и своей организованностью. Вот это было основное направление работы, кроме ещё, как добавка " Особый отдел "Кио-ВА-Кай". Домогался власти и " Христианский Союз молодых людей" что размещался тогда на Диагональной улице д.155, но он, этот союз, был  как меньшевики, одна говорильня, почти без дел. Когда же, всё уже заканчивалось, наши начали искать их архивы, как оказалось многочисленные, и с отметками об соучастии англичан и японской разведки. В общем, Павел многих помог тогда разоблачить. К мирному времени однако переходить было трудно, и поиски архивов растянулись на год. Особо помогали в этом вице-консул в Харбине  Савченко Н.П., именно он взяв на себя ответственность разрешил вскрывать все архивные помещения, к тому времени уже многие опечатанные, а работать над выявлением агентов врагов нужно было немедленно. Особо он тогда отметил майора Бахмутова И.П. главного руководителя и представителя по поискам документации так нужной в Москве. О помощницах Стребковой М.Б. и Чернышевой В.И. работавших дни и ночи, над расшифровками и прописными документами, телеграммами и спец связью. Трудности были в Муданьцзяне и на Пограничной, но справились и с этим. Только вот отомстили нашим, Павла Николаевича подстерегли и застрелили белые отщепенцы. Глупо всё вышло. Пройти Гражданскую, бои в Польше, Прибалтику, Колчаковские испытания, и перед самым возвращением погибнуть. Вот такие Яков дела. Твои куски свободы зиждеться на подвигах героев  чекистов, и не меньшей степени дворян, оставшихся служить России, как Павел. Старик обернулся, но Яшка во всю дремал, тихо похрапывая и сопя. "- Эх ты, "герой" переписчик, зачем же я пред тобою говорю?.. Соня вологодское! — прочитав внезапно нахлынувшее стихотворение декабриста, своего прапрадеда — Да, поздно понял я его, нет уж матушки на свете..." Огорчённый таким невниманием старик насупился и с гневом попросил Яшку покинуть судно творческого человека. Яшка, с усмешкой воспринимавший все проступки соседа, всё таки уважал его за устремлённость и честное отношение к людям, а помогал он многим в своей длинной жизни. Дед оставшись один, прошёл к своим и как инспектор проверил следы уборки и начальные приготовления семьи к Новому Году. Просмотром и проверкой хозяйства он остался довольным… Сегодня можно было  лечь спать пораньше...

фото:  Харбин. 1923? Рота войск ОГПУ. На переднем плане военком Щепин-Ростовский А.Н. и П.Н.-военком.

Комментарии