Добавить

= Яшкины сплетни, или ворчание старика...=


 

Яшкины сплетни, или ворчание старика...




 

… 25 декабря 2017 года, выдался хлопотливым и холодным. С ночи, снегопад прикрыл белым покрывалом всю грязь и слякоть московских дорог, улиц и дворов. Дворники гребли снег большими ёмкими лопатами, а небольшие трактора "Беларусь" месили и сгребали кучи снега к обочинам дорог. Морозец, своим дурным настроением внушал опасение и тоску к намеченной было с вечера прогулке. Старик пенсионер, сидел у окна в одиночестве, и сквозь запотелые стёкла, смотрел на хлопотавших у своих машин соседей. Машины нехотя заводились с недоумением смотря на своих хозяев, вдруг решивших выехать в такую слякотную и снежную погоду. — Попадут в пробки — подумалось старику, ведь гаишники и МЧС, как он слышал, предупреждали ещё с вечера об опасности гололёда и снежных заторов. — Эх, душка-ужка, молодёжь, не слушаете старших-проворчал Александр Сергеевич, с трудом отрываясь от новостей происходящих каждую минуту на улице во дворе и переходя на кухню, чтобы поставить чайник. Дочка и сын, убежали на учёбу ещё рано утром и как всегда наспех, отпив лишь пару глотков налитого матерью чая, закусив парой бутербродов. Больше в доме ничего не было, лишь полбатона хлеба, да пара, кусочком резаной колбасы. Пустой, перегоревший ещё в октябре холодильник, грустно стоял на кухне в предсмертном сне, прекрасно понимая, что его после Нового Года выставят на улицу. Пока супруга спала, старик в который раз пересмотрел пустые полки, в надежде найти хотя бы какие ни будь приправы, чтобы посыпать кусочки хлеба и с горячим, испитым вчерашним пакетиком чая, перекусить. Делал он это каждый раз тайком, чтобы жена не знала. Ему не спалось всю ночь, то ли от старости, то ли от вечного чувства голода. Старик вспомнил рассказы отца, который участвовал в тайных переговорах по поручению Ф.Э. Дзержинского с батькой Махно, о его участии в Крымской операции по взятию Перекопа в 1920 году. У Красной Армии было маловато сил, как говорили военспецы, для того, чтобы преодолеть столь мощную оборону Крыма, и операция по Махно очень была чрезвычайно важна советам. Дед усмехнулся вспоминая эту историю, так похожую на сказку Золушки. Для склонения батьки на его участие в операции, было выделено пять пудов золота, на меньшее он тогда не соглашался. Врангель тянул Махно на свою сторону и предполагал, что батька ударит красным в тыл, но при этом давал только пуд золота, иных денежных средств расплаты с ним, ярый защитник самостийности не желал видеть. Перетягивания разных сил в свою пользу было обычным явлением на Окраине России, и никто не удивлялся таким встречам. Каждый извлекал свои выгоды от союзов с Европой. Врангель, принимал подачки как лакей, от всех, продался французам и англичанам, взбунтовавшиеся чехи, против всех, но за их прорывом внимательно наблюдала Англия. Колчак сгубил Сибирь, сотрудничая с Японцами и Американцами с их концлагерем, да и прочей нечисти, гулявшей по просторам России в то время. Вот и Павел Николаевич, вёз трофеи Махно, а мог бы и скрыться со спец грузом, как делали многие купчишки, дворяне и прочая романовская нечисть. Дед задумался над словами, а как бы он поступил? Честно говоря, этот же вопрос неоднократно возникал не только у него, но и у спец посланника главы ЧК, перевозившего груз под видом мёда, минуя с опаской многочисленные посты и проверки на станциях, с двумя агентами. Двое из троих были убиты, дед не говорил кем, но понятно свидетелей не оставляют при этом, да и знали ли сопроводители о цели поездки, теперь можно было только гадать об этом. Но золото с царским клеймом попало по назначению. Чай в стакане старика давно уже остыл, а он и не заметил сразу этого, и он, словно очнувшись от размышлений, долил простого кипятка, с удовольствием затянувшись крутым напитком. Было мёрзко, то ли от зимнего недомогания, то ли от настроения, да и прохладно на кухне, дед машинально обернулся старым пледом, чтобы окончательно согреться. Подумалось, вот так складываются судьбы у людей, исполнявших свой долг перед Россией, честно и преданно, как и полагается дворянину. Нищета обволакивает их незаметно, как тогда, так и теперь, постепенно превращая жизнь в постоянную борьбу за выживание. И стоит только взглянуть на русские кладбища-погосты, засеянные скромными памятниками и крестами, как пелена спадает с глаз и ты понимаешь, что так жить было, ох, как трудно, не идя на компромиссы с совестью и долгом… Да переворотов, войн, у нас в Отечестве не любят и крайне боятся, вернее даже остерегаются, обе стороны конфликтов. Старик одёрнул себя от воспоминаний и прошептал, как в дни юности его батюшка: " — Давай-ка сынок без излишних подробностей, ибо лишняя информация не всегда полезна в жизни… и скорее опасна"

Вот и теперь, уже возвращаясь в настоящее сегодня, когда он получал пенсию, как и его супруга, свои тринадцать тысяч рублей, при этом двадцать они отдавали за квартплату, и если и покупали что-либо из продуктов, но каждый раз выхватывая лучшие кусочки для супруги, делился и с детьми, всегда забывая о себе. Хотя по честному, как говорят его детки-конфетки, и на минуту не сомневаясь, что всё в жизни сделал правильно. Они же, это новое подрастающее поколение, были почти всегда на тощах и, как только появлялись продукты в доме, спешили как воробьи на прокорм, весело с криком и беспорочно, выметая полки до пустоты. Глядя на их резвые попытки насытиться, они с матерью частенько смеялись над собою и совестью. Обычно продуктов хватало до двадцатых чисел не более, а потом вновь начинались мучительные дни полуголодного состояния до самой пенсии, которая высылалась обычно к седьмому-восьмому числу для обоих. Но всё равно, несмотря на трудности, жила семья весело, спокойно и не скучно, легко переживая трудности бытия. Каждая многодетная семья, а не новые искусственные семьи, выгодные всем чиновникам, и нахватавшие для дома детей из детдомов и получающие тысячи за свой "подвиг", который делится на выгоду и чрезвычайно выгодную жизнь, активную деятельность в общественных организациях, хорошо знает, что такое рождение детей и каков труд нужен чтобы прокормить семью-детей. Дед многократно видел их счастье на телеэкранах, откормленных и сытых, довольными своей ухватистой общественной жизнью, как видел и истинных одиноких многодетных матерей измученных в заботах и одиночестве, борящихся с ухватистой школой, которая не особо совестливо и церемонно относится к ним и их бедно одетым детям, частенько говоря зачем рожаете нищету… Вновь закипевший чайник, прервал жалкие и грустные воспоминания старика о прошлом, и заставил его второпях побаловаться кипяточком и бутербродом. После завтрака, убедившись, что супруга ещё спит, она по ночам подрабатывала на швейной машинке шитьём платьев, и довольно успешно, Александр Сергеевич сел за компьютер, стараясь найти подработку, хотя бы, где ни будь сторожем. Правда на словах, его будто бы приглашали, но войдя в офис очередной компании, увидев его, его отсылали, так он был неказисто одет и староват для службы. Он покорно разворачивался и ехал домой, при этом рассказывая супруге, что его берут, но такие условия, как у них его не устраивают и он вынужден был отказаться. Сегодня он решил остаться, понедельник не располагал к поиску работы, да и его супруга, тоже пенсионерка, считала что в понедельник дела не делаются. С ней он никогда не спорил, жили они в месте уже почти тридцать лет, и так врослись в друг-друга, что не могли и часа прожить друг без друга. Когда-же она с детьми ходили в магазин, дед и верная собака Бонька, сидевшая на подоконнике, преданно и тоскливо смотрели в окно ожидая прихода семьи. В двенадцать супруга встала, убралась в квартире и стала варить суп для семьи из остатков риса, оставшегося с лучших времён. В три, пришли дети из школы с подарками и фотками класса. Фотографии вышли прекрасные, и младшая дочь Катюшка, девочка десяти лет, стала всем показывать снимки, при этом весело щебеча, что-то про класс и учительницу. Дедулька внимательно слушал, вернее делал вид что слушает, после контузии в далёкие восьмидесятые, он плохо слышал, но тщательно скрывал это от всех, хотя все знали об этой беде и делали вид, что не замечают этого. Сын Серёжа, сразу прилип к компьютеру и теперь не отстанет от него до часу ночи. За это мракобесие, дед и мать ругали ребёнка, но так нежно и ласково, что сын не воспринимал это за поучения и ругань. Семья вообще не понимала, как можно ругаться и кричать. Ссор в семье не было за все года ни разу, измен тем более. Справившись со школьниками, дед сел писать рассказ о дорогих ему людях. Старость не радость, как думают многие, были первые его строки, но потом понимая, что эти строки молодёжь просто не поймёт, а старики изругают из-за болячек и боли жизни, старик просто всё перечеркнул и начал всё заново. Написал про выборы президента, которого он просто обожал и считал его, после Царя Петра и Рюрика Великого, лучшим представителем власти в России. В след и про оппозицию, и войну в Сирии, и историю семьи… Спустя час, к деду заглянул древний друг и сосед, Яшка, или как по паспорту Яков, когда-то одновременно вселившийся с ним в новый тогда дом. Яшка, часто прорабатывал критично писанину друга, и в большинстве случаев, чтобы не обидеть столь " юного" писателя, скрепя сердце хвалил его за искренность и правду взглядов на жизнь. И тут, Яшка прочитав, немного сморщился. Дед на этот раз заметил ухмылку соседа. Александр Сергеевич, опять всё перечитал и поняв, что из него Куприна вновь не вышло, мучительно вздохнул и как делал не раз, всё перечеркнул и скомкав исписанные листы, выбросил все в ведро. В 21 час, он опять попытался впихнуть в себя строки из огрубленной жизнью памяти, но опять безуспешно… Дети бегали играя с собакой… Стоп, жена зовёт кушать. И дедулька озорно взглянув на неё, решил, что жизнь есть жизнь и надо подчиняться её законам. 25 декабря истекало, готовясь встретить следующего своего братика...26 декабря… Всё супруга позвала, и дед подчинившись ей, пошёл за похлёбкой, рисовым супчиком… больше ничего не было… Яшка рассмеялся глядя на необыкновенную семью их отношения… и когда сосед отвернулся, ловким движением вырвал из чрева ведра рассказ Александра Сергеевича, решив поделиться им с народом России… Думая что вряд ли осчастливит кого либо, но пожалев правдоискателя… чисто по соседски.





Эх, Душка-ужка… любимое выражение батьки Махно перед атакой...(автор)

Комментарии