Добавить

Девица Иулитта


 

Девица Иулитта





рассказ
автор кн. Щепин-Ростовский


Ростов Великий
… 3 мая 1752 года выдался дождливым и холодным, сильный, шквалистый  ветер разразившийся к полдню, повалил старый древний дуб росший с незапамятных времён в саду помещичьей  усадьбы Евлановых, и так старательно оберегаемый господами всех поколений хозяев. Перешёптывающиеся в коридоре между собою домашние работники и служанка, говорили, что  это к беде. Князь Семён Алексеевич Щепин-Ростовский с супругою  Евдокией Борисовной, прибывшие было в гости к родне, Евлановым, были крайне огорчены происшедшими осложнениями в жизни родных, и в полной растерянности стояли у дверей спальни молодой страдалицы. А тут ещё этот местный француз, доктор Рене, только-только вышедший из комнаты их молодой хозяйки, с трагическим и печальным видом сообщил всем домашним, что их хозяйка Феодора скончалась, и он ничто не смог поделать. Правда тут же, заглушая всеобщую боль, сопровождавший его помощник-лекарь, с улыбкой сообщил радостную весть о родившимся дитя, и все почувствовали хоть какое-то облегчение. Известие прозвучавшее из его уст обрадовало всех. Родители, ожидавших с нетерпением новостей от доктора, были особо благодарны Рене за то, что ему удалось спасти ребёнка, девочку, и что теперь она в безопасности и будет жить. Правда, предупредил доктор, сейчас она ещё очень слаба и не стоит её беспокоить, пусть кормилица с лекарем и повитухой занимается с нею. И все же собравшиеся тихо ахнули замерев от неожиданности, никто не мог даже предположить, что молодая, здоровая, никогда не болевшая женщина может скончаться. Но, То ли от погоды, то ли от внезапной для всех беды, навалившейся на семью Евлановых из-за смерти дочери во время родов, но жизнь  в усадьбе словно остановилась. В наступившей было  тишине, были даже слышны звуки от часов-ходиков, висевших в соседней комнате. Присутствующие тенями ходили между комнатой и коридором, выходившим на лестницу второго этажа, и приглушёнными голосами еле поддерживали разговоры о положении дел...
… Тело умершей перенесли в залу, чтобы обмыть, забальзамировать травами и мазями, и переодеть в приготовленное хозяйкой белоснежное платье. Сам же хозяин усадьбы, пока лекарь-помощник доктора Рене проводил подготовку ко всем необходимым процедурам в соседней комнате, Иван-Иосиф Иванович Евланов и матушка Евдокия Петровна, с князем Семёном Алексеевичем и безутешной, притихшей от беды родных, Евдокией Борисовной, долго стояли у остывающего тела их дочери, своей любимицы Феодоры, безутешно оплакивая её несчастную судьбу. Немного придя  в себя от происшедших событий, Иван-Иосиф Иванович, наказав доктору Рене проследить за работой лекаря, приказал холопу послать за священником служившим в Спасской церкви, что в Шуе… Хлопоты о покойной и отпевание в Храме заняли два дня и поэтому, её погребение прошли лишь на третий день после всех служб, и уже без особых событий при выносе покойной. Всё было сделано как и положено в сельских глубинках, тихо красиво и просто...
Дочерь Феодоры, назвали Иулитта, по отцу Ивановна, что очевидно и  предопределило её будущую судьбу. Росла девочка доброй, ласковой и очень любознательной. Учителя не могли нарадоваться на её успехи и познания в науках.
Родители лелеили её и баловали, может поэтому она выросла считая себя ко всем обязанной. Замуж она так и не вышла, правда одна, две попытки у неё были, но молодого и чрезвычайно горячего в своих поступках офицера Семёна Арбузова, что посватался к ней, вскоре убили на дуэли из-за спора. Очевидно по роковому совпадению, и второй жених, уже в её  зрелые года, посватавшийся было к ней, но не успевший даже насладиться своею любовью, был также убит на дуэли из-за спора о восстании в столице в 1825году, защищая память и честь восставших гвардейцев. Возможно именно  эти обстоятельства и предопределили её полное одиночество в жизни, как и до этого, когда она всю свою неосуществлённую любовь отдавала как истинная мать и нянька, детям своих родных, Варенцовым-Тарховским и князей Щепин-Ростовским, в частности их сыну Дмитрию Александровичу. Прожила она долго, более девяносто шести лет, пережив многих родных, женихов, подруг и друзей. На её похоронах присутствовали и Евлановы, на то время разбогатевшие купцы из Н.Новгорода, верные и обязанные многим няне Варенцовы и князья Щепин-Ростовские, в частности княгиня Ольга Мироновна, посетившая Москву по этому печальному поводу в 1848 году… Удивительна судьба самого надгробия-камня. Его выбрали из трёх камней, оставшихся при строительстве, привезённых на заказ князьями Щепин-Ростовскими с Валаама ( по расчёту 52 камня) ещё в 1801 году под фундамент нового каменного, строившегося в то время, Иванковского Храма, взамен ветхих двух старых деревянных церквей. Зачем и почему было это сделано, ибо сам факт привозки обошёлся князьям чрезвычайно трудоёмко и дорого, другой вопрос. Очевидно, как мы понимаем из документов и писем матушки Ольги Мироновны, благочестие, религиозные чувства и Святость Земли Валаамской, и преклонение  многократно бывавших на Валааме князей, предопределило это религиозное решение. Первоначально, в знак уважения  заслуг близкого князьям человека, девицу Иулитту Ивановну ( Иосифовну) предполагалось захоронить рядом с князьями Ростовскими, в Ростове Великом либо в тихом Иванково. Но в своём завещании она просила захоронить её в старой доброй Москве, прародительницы её рода, что в конце — концов очевидно и решило сам факт захоронения.
P.S.
Из поколения в поколение передаётся обязанность ухода за погребениями родных рода Ростовских, и это погребение существует до сих пор, и по мере надобности старательно ухожено представителями рода...



 

Комментарии