Добавить

Эльза Эдуардовна.



Каждый день на планете земля идёт борьба за жизнь, особенно, когда наступают холода,
а в зимний период, вообще, без передышки...

Часть 1.
Зимой она с большим трудом просыпается по утрам, ей совсем не хочется вылезать из под тёплого одеяла, но чтобы в доме сохранить
жизнь себе и своему коту Ваське, хрупкая на вид, пожилая женщина, заставит усилием воли откинуть жалость к себе в угол своего сознания:
— Не думать, ни о чём не думать! Просыпаемся, одеваемся как капуста, и идём за дровами!
Заставит себя сесть на диван, спустит ноги на ледяной пол, который остыл за ночь, засунет ноги в валенки самокатки и начнёт тихонечко
натягивать на себя свои тёплые вещи. Боже мой, с каким же ей большим трудом достаётся каждое утро эта простая процедура — одеть себя, все мышцы тела её плачут навзрыд от боли, а душа, полуживая от горя, продолжает полушёпотом цепляться за жизнь:
— Васька, родной мой, сейчас мы с тобой растопим нашу печку, мы сегодня ещё живы, сейчас, мой хороший,
я тебя покормлю, 
одни мы с тобой остались, одни!
Серый кот с большими, задумчивыми глазами от старости, с белой грудкой,  одним ухом, оставшимся от боёв за свою территорию за 18 лет жизни, с половиной хвоста, спрыгнет словно слон с дивана,  их общего спального места, и ласково, но уже молча, беззвучно открывая свою пасть, потрётся об её валенки. Эльза Эдуардовна, отдавая всю любовь своему коту, которая теплится ещё в её добром, большом, истекающем кровью от раны, сердце, погладит своё оставшееся единственное счастье в её доме, и, с побежавшими слезами маленькими капельками по щекам, побредёт в дровник за кусочком жизни, за дровами...
Старшего сына, 45 — летнего, Эльза Эдуардовна схоронила год назад, умер от инфаркта миокарда, на следующий день, как выписали его с больничного листа и отправили на работу. Полгода назад умер муж от инсульта, не успели довезти до больницы. И месяц назад нашли младшего 40 — летнего сына с отрезанной головой...

Часть 2.
Не выплакать,
не выстонать,
не выплеснуть
боль горя за убитых...

С трудом она затащит охапку из шести берёзовых полешков в дом, открывая, и закрывая двери, сначала в сенках, затем входные двери в доме. Опустится на колени перед печкой, чиркнет спичкой о боковину коробки и, подожжёт щепки с вечера затолканные ею в печь.
Огонёк сначала ей подмигнёт, один раз, другой, а затем, весело прыгая, начнёт с щелчками танцевать гопака по всем щепочкам.
Эльза Эдуардовна улыбнётся, через слёзы, которые теперь у неё всё время капают, капают, капают, и затолкнёт в спасительный зев прожорливой печки полешки, которые успели при жизни наколоть и заготовить не на один год её заботливые сыночки.
Кот Васька будет сидеть рядом с ней и смотреть с тихой благодарностью, как хозяйка пытается продлить им совместную жизнь.
Она не сможет сразу встать, когда закинет дрова в топливник печи, и прикроет поддувало или зольник,
 а с трудом отползёт от печки, сядет на полу и выпрямит ноги, они стали у неё непослушные, бесчувственные, после всего случившегося,
но ещё не пережитого ей горя, да и переживётся ли оно?
Ноги её теперь сгибаются и разгибаются только после того, как она их разотрёт. И каждый день у Эльзы Эдуардовны остаётся всё меньше и меньше сил. 
Возможно ли выжить пожилому человеку после таких событий?!
— Васюнечка мой, лишь бы нам вместе с тобой умереть, ты хоть меня не оставляй! — будет шептать она, глядя на кота, и, растирая ноги...

В прошлом году к дому Эльзы Эдуардовны подвели и водопровод и газопровод, проведенные работы старший сын сумел организовать и оплатить, но из-за его же внезапной, никем непредвиденной смерти, а затем такой же непредсказуемой смерти мужа её, в дом завести коммунальные блага не успели. Ладно хоть печка цела осталась, не стали её разбирать, оставили как альтернативный вариант для обеспечения тепла в доме, на всякие случаи, да обстоятельства.
Электроотопление, которое функционировало при живом муже и живых детях, теперь ей не оплатить, да она его и включить-то бы не сумела.
Вся надежда оставалась у неё на младшего сыночка, что он сможет помочь и пережить их общее горе, да и поможет дожить ей достойно жизнь, но теперь и его нет.
Старший сын был для неё солнышком, ласковый и улыбчивый, не дано ему было познать отцовства, не оставил он ей внучат. Заботился
он о родителях, как мог, как умел, каждый день заходил к ним, рядом дом построил, жил с тихой, верной женой в мире, которая после его смерти, продав их дом за бесценок, очень дёшево, сразу же переехала в другой город к своим пожилым родителям.

Младший тоже был заботливый о родителях, но был в последние годы жизни хмурый. Развёлся с первой женой, почти 20 лет назад, оставил её с ребёнком, дочкой малолетней, она тоже переехала в другой город, да неизвестно куда, даже адреса никому не сообщила. Он на сбербанковский счёт ей алименты переводил, да и не искал он первую жену, не по — любви женился в молодости, а потому что забеременила она, родители настояли.  Женился второй раз младший сын на белокурой, высокой, длинноногой красотке, у которой на уме только гулянки были, не слушал советов ни матери, ни отца.
А как же заболело сердце у Эльзы Эдуардовны, когда она впервые увидела красавицу младшего сына,
словно ведьму в ней высмотрела душа её. Со слезами умоляла сыночка не связываться с ней, да ничего не помогло. 

Перед тем, как два месяца назад исчезнуть, младший сын сказал своей матери, что будет разводиться с ней, так как загуляла она от него, детей у них не было, и он решил вторую жёнушку оставить ни с чем. А делить-то было что, квартира в лучшем районе города, автомобиль иномарка — новый, побольше миллиона стоивший и купленный им, жена была с иголочки одета, обута, работящий он был, а она не работала, ногти берегла. 
Нашли его останки тела в лесу, грибники. Да и убийц нашли, его второй жены сожитель, с кем она загуляла, он убивал, голову отрезал, а она смотрела…  
— Не послушался ты, меня, соколик ты, мой младшенький, ведьмой она к нам в дом зашла, ведьмой и вышла! — тихо со стоном приговаривала на могиле в день похорон у сына Эльза Эдуардовна. — Вот видишь, сынок, она тебе голову — то и отрезала, а у меня сердце вырвала...

Эльза Эдуардовна сидя на полу повернётся к своему родному, умному, доброму коту и прошепчет ему:
— Ну, вот, Васька, сейчас у нас в доме тепло будет. Васюнечка мой, а может мы с тобой уже не на земле?! Ничего, скоро уж мы с тобой
встретимся с нашими ненаглядными, скоро...
А в печке будет радостно пылать огонь, разливая тепло и жизнь по — всему её дому.
( Рассказ основан на реальных событиях, имена изменены.)
  • Автор: Kira Rainboff, опубликовано 26 января 2017

Комментарии