Добавить

Конец света.



Как я живу? Заползла целиком под плинтус!
Как он живёт? Ему всегда хорошо, даже под плинтусом, лишь бы я была рядом.
Как они живут? Вокруг тишина, никого нет.

— О! Жизненный процесс! Время неумолимо приближает меня к финишу жизни, пора подводить итоги, готовить документы для передачи своих прав на всё, что я имею, моим родственникам… При этой мысли в моей душе рождается горечь разочарования, в выбранном мной жизненном пути в молодости. А что я могла выбрать, если была рождена от душевнобольных родителей, если я росла в аду слабоумных людей, где не было места для развития моих способностей, где, в моём детстве, вместо созерцания красот жизненных дорог были -истерики, слёзы моей инфантильной матери, рычание сумасшедшего отца, выдыхающего запах алкогольного перегара на всю квартиру, драки, крики, скандалы, моё непонимание происходящего, и глаза испуганных, голодных братьев и сестёр, которых я не смогла оставить, не смогла сбежать...
Ад и страдания передаются по наследству, и слабость ума тоже, так как развитие разумности должно происходить непрерывно, с молоком матери. И я была слабоумной и полусумасшедшей от постоянных переживаний из-за того, что происходило в моём детстве, отрочестве, я с большим трудом сдерживала себя от самоубийства, то есть суицидального синдрома, который жил протестом в моей душе против непозволительного поведения моих родителей.
Я с малых лет пыталась вырваться из плена непонимания поведения, поведенческой бытийности своих родителей, упорным изучением всех наук, которые могли мне ответить на мои вопросы, пыталась понять что такое "норма", ведь, моих родителей, окружающие люди, считали нормальными. Это было слепое, невежественное сообщество людей с разным образованием, в том числе и с высшим, и которое растерянно хлопало глазами перед страдающими, беззащитными детишками, и у которого не было разумения, чтобы понять "кто есть кто", чтобы проявить правильную заботу для нуждающихся в социальной, психологической, психиатрической помощи. И разве сейчас, спустя почти пол века, после моего взросления, что-то изменилось в сообществе людей? Нет, всё осталось на прежнем уровне. Службы, которые должны помогать людям с отклонениями в психике, функционируют еле-еле, чуть дыша. Я с состраданием смотрю на людей, которые барахтаются в собственном соку беспомощности, в собственном аду непонимания своего же поведения. Да, мне удалось развить своё понимание произошедшей трагедии в моей семье, дифференцировать всё, что я смогла, разложить по-полочкам диагностику моих корней, найти и вычленить причины душевной болезни моих родителей, и как бы это ни было тяжело, смириться с тем, что есть в моей жизни. Да, я сумела шаг за шагом помочь самостоятельно себе стать осознанной личностью, отвечающей за все свои дела, у меня есть образование, которое вывело меня на тропу разумности. Ох, как сложно мне было шагать по дороге жизни в духовном, душевном одиночестве, с огромной раной в сердце, да ещё и тянуть, вытягивать из болезней саму себя и своих родных, до заветной черты, которая обозначена нормой… -
Ольга Ивановна сидела за большим письменным столом, уронив голову на руки, из глаз её стекали слёзы, воспоминания о прошлом всегда давались ей с большим трудом. На следующий день она собиралась пойти к нотариусу и составить завещание на своё имущество для своих родственников...

 
  • Автор: Kira Rainboff, опубликовано 12 октября 2016

Комментарии

  • ... ... по тараканьи - тепло и вкусно , небось , во каттэдже-то во своём
  • Kira Rainboff Винтор, спасибо, что заглянули. Почему по-тараканьи? Это и есть про тараканов. ))