Добавить

Информатор: Порядок против Хаоса. Сегмент #16

.:: И Н Ф О Р М А Т О Р::.
<ПОРЯДОК ПРОТИВ ХАОСА>


КНИГА-РОМАН
Жанр: Фантастический триллер, мистика, остросюжетная литература


(18+)

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Информатор. Сегмент #16



.:: Глава 4::.

 
[ 10-ый «Б» на уроке Информатики ]
 
«ПОБОЧНЫЙ ЭФФЕКТ ЗАКОНА О ЗАЩИТЕ ПРАВ ДЕТЕЙ,
ИЛИ РЕЗУЛЬТАТ ИЗЛИШНЕЙ ВСЕДОЗВОЛЕННОСТИ»
 
– Среди вас есть…. – Иван Иванович хотел было остроумно выпалить «самоубийцы», однако после того, как на предобеденном перекусе пару часов назад узнал от своих продвинутых коллег об утренней трагедии с одной ученицей из 11-го «А»; то по ходу, сориентировавшись, сменил свою циничную подколку на категоричное любопытство, чтобы лишний раз не возбуждать интереса к этой больной теме, и не отвлекать класс на звено помоложе. – …. Отчаянные и готовые на крайность?
Э-эм.… В смысле? –  Настороженно отреагировали в аудитории в непонятливом замешательстве.
– Ну, в смысле, кто-то из вас в следующем году будет «Информатику» сдавать в формате ЕГЭ? – Прояснил учитель.
Э-э-э… – Вновь протянули десятиклассники с неуверенностью.
– А, что боитесь? – Информатик сурово глянул из-за своего монитора на группу. – Все ведь материалы распечатаю, выдам, консультации проведу. Времени у нас предостаточно подготовиться. Например, Павел! Как смотрит на это? – Обратился он к рыжему молодому человеку в очках с пантовой стрижкой (с оттопыренной чёлкой), расположившемуся на первой парте.
Ну-у-у, нам, хотя б сдать «Русский» с «Математикой» нормально. – Выразил всеобщее мнение Паша. – Уже по кайфу будет.
Точняк, Хакер! Ваще в точку! – Подметили выкрики из аудитории позади Паши.
Все его звали в шутку Хакером. Это чёткое прозвище закрепилось за бодрым долговязым пареньком ещё пару лет назад, когда у их класса только-только началась «Информатика», потому что этот острый мозг единственный в группе более-менее выполнял Практические Работы и прилично разбирался в компьютерах.
– Понятно, то есть, забуксовали, когда дело дошло до информативной стороны вопроса, верно? – Улыбнулся Иван Иванович.
Хах! Ага, в каком-то смысле, Иван Иваныч! – Поддержал его Хакер. – Тут даже у меня сидушку зажимкало.
– Эх! Всё с вами ясно. – Иван Иванович слегка отмахнулся. Затем он вновь уставился в монитор, чтобы кое-что проверить. – Так.
Пока учитель на время отвлёкся в свою виртуальную сферу, кабинет вновь наполнился лёгким гамом, который постепенно переходил в рыночный баритон восклицаний и комментариев, обмен мнениями и крепкими выражениями. Одним словом, ученики в группе, как всегда, начали базарить и хамить друг другу без излишней скромности.
Эти пару минут Иван Иванович посвятил небольшому самоконтролю, касательно учебной программы. Он посиживал за компьютером, активно работая со своим тематическим планированием уроков, чтобы чётко успеть выдать оставшийся материал под конец года. Хотя оставалось ещё около двух с небольшим недель до самого финала, однако это не давало учителю повода полностью расслабиться. Наоборот, последние моменты учебного периода всегда держали в напряжении не только учащихся, но и учителей, причём в ещё большей степени.
Гул со стороны парт вновь усилился. Притом, достаточно, чтобы заставить взрослого человека внутри затрястись от нарастающего раздражения. И это, безусловно, оказало своё прямолинейное воздействие на немного уже расшатанные нервы учителя. Иван Иванович начал подёргивать глазом, испуская недовольный импульс. И, наконец, не выдержав всего бойкого ора, он вновь сорвался:
ТАК! НУ-КА, ТИХО! Я КОМУ ВАМ СКАЗАЛ!!! – Продребезжал поток учительского крика в аудиторию. Видимо, майская жара и духота тоже сказывались на настроении.
Все ученики чуть-чуть притихли. Но ненадолго. Ведь это была группа не из лёгких.
 
Вообще, конечно, большинство учащихся были из числа нелёгкого контингента, в основном, даже трудного. Если учесть тот факт, что сама школа располагалась в таком нелюбезном и прилично конфликтном микрорайоне, что иногда просто хотелось сбежать с уроков прочь, куда подальше. Лишь бы оставили в покое. Нельзя было также утверждать, что местечко было кардинально захолустным и забытым, но, во всяком случае, уж точно не особо культурным и цивилизованным в необходимой степени. Проще говоря, конкретная школа всё равно оставляла желать лучшего. Намного лучшего….
Когда-то давно это место было действительно прилежным вместилищем знаний на фундаменте любознательных и старательных обитателей района и их не менее таких же детей. Ведь раньше округу населял некий совместный уют, необычайная теплота созидательности и магическая сплочённость, которым могли бы позавидовать многие, а также вдохновляющая атмосфера всеобщего обустройства на новом поприще, вселяющего надежду. Но со временем многое претерпело заметные изменения. И по факту, они были не в лучшую сторону. Явно мечтой Ивана Ивановича, да и любого другого адекватного человека, была работа не в подобном заведении конкретного микрорайона, среди быстро спившейся прослойки населения, чьё дружелюбие и порядочность скатились до нулевого уровня. Деградация взяла вверх на людьми, и, конечно, не обошла стороной их производное поколение, которое на то время наполняло учебные классы школы №402. И вот, сие подросшее разнообразие проблематичных и отъявленно вольных детишек как раз попали в струю к Ивану Ивановичу, который за эти годы приобрел немалый педагогический навык, а также, по крайней мере, пытался находить общий язык со всевозможным колоритом из массовой выборки учеников. Но как бы Иван не старался, меняющаяся действительность диктовала всё новые условия такого бесповоротного и необратимого процесса, что каждый день было просто уже невыносимо работать. Ведь поток информации увеличивался, а требования и обязанности возрастали. А к тому времени все права и запросы учащихся уже конкретно обосновались на прочном пьедестале защищённости со стороны всевидящего и всезнающего механизма. Ведь недураки-неуроды лучше знали, как воспитать новую расу недураков-неуродов, которые в свою очередь породят ещё больших недураков-неуродов. И теперь основной задачей измотанного временем и работой простого учителя стала потребность обучить и как-то проинформатизировать этих самых недураков-неуродов, вольно стремящихся к полной независимости, бесконтрольности и безнаказанности в своих деяниях и порывах уже в свои зелёные годы. Чёрт! Страшно представить, что ожидает наш мир в будущем с такими детьми!
«Вот тебе, НА! Простой Иван Иванович! Перегнись и сломайся, а по ГОСТУ, как хочешь, справляйся!» Примерно таким было основное настроение учителя ежедневно. Ведь необходимо было подстраивать свою классическую систему доведения знаний под новый уровень образования для «недураков-неуродов».
Иван Иванович догнал, что многое уже сильно его подбешивало. Администрация драла и требовала, родители драли и требовали, ученики драли и требовали. Все только и только драли и требовали, но как таковых условий никто никоим образом не проявил милости предоставить. Тем более, ещё зажимали временными рамками, что очень мешало. А если вдруг ну хоть что-то по самой-самой сперматозоидной мелочности микроскопических размеров не устраивало якобы образованных по высшему классу родителей и их гениальных чад, так Департамент Образования мгновенно долбил своим авторитетным и угрожающим приказом, дескать «Всех ниже плинтуса опустим, всех ниже ануса осадим! Затянем ремни и кишки придавим, даже воздуха испустить не смогёте!». И ни одно образованное тело не дошло до мысли, что негоже так с учителями, педагогами обращаться. По-человечески просто некрасиво! Ведь общее будущее именно ОНИ помогали строить. Но кого это волновало? Взрослые сверх образованные кретины отдавали в школу своих маленьких кретинов, чтобы с ними там все-все без исключения возились как детском саду.
Приходилось изо дня в день просто напросто терпеть. Терпеть и ещё раз терпеть. Ведь на свою жалкую жизнь как-то надо было наскрёбывать на обычной работе обычному учителю в обычной школе обычного города обычной страны при всём при этом такого необычного и престранного мира….
 
На второй парте вальяжно разлеглась массивная и крепкая девушка, разглядывая свой глянцевый журнальчик, отдававший спелой полиграфией. Статная особа гордо сидела в одиночестве, задрав одну ногу на другую, мусоля свой наушник от айфона, экраном которого она также ловко успевала дирижировать. Её недлинное каре не очень скрывало этот белый провод, поэтому можно было легко заметить, чем занята девица в данный момент.
 – Слышь, Маринка! – Обратился Хакер к своей соседке сзади. – Чё как там оно? Вход открыт? Чё, заобщаемся на выходных, чисто на интиме?
– Ой, отвернись уже, а! – Недовольно отреагировала Марина Коровина, даже не взглянув на рыжего якобы модно прикинутого очкарика.
– А чё сразу так?
– Базар захлопни и отвали! – Пригрозила она ему.
– Да, лады-лады. Не вопрос. – Он поднял обе руки, изобразив неформальный жест типа «Всё! Я не при делах!».
Третья парта принадлежала двум не совсем одинаковым по разуму людям, которых с одной стороны трудно было назвать собратьями, а с другой, совсем чужими они не смотрелись ни секунды. Каким-то образом они с годами ловко сумели сочетать в себе контрастные краски характеров и мозгов, взаимно дополняя друг друга, как «плюс» и «минус»: Андрюшка Смирнов по кличке «Ботаник» и Володя Грошев. Володьку также иногда пытались обидеть, грубо нарицая «Волдырём»; однако со временем этот нелестный титул приелся и стал больше образно обозначать суть ученика, нежели чем оскорблять его личность.
Ребята были давними товарищами. Один  из них всегда старался и прилежно учился, все время держал хорошую отметку в журнале и дрожал за свои оценки подобно несущей яйца курице. Другой любил полодырничать и посчитать ворон за окошком, почеркаться на парте, замазать тетрадь-другую грязными кляксами и всевозможными небрежными помарками. А от скуки попускать реактивную резинку по столу в тестовый путь на преодоление скорости пули, предварительно зарядив свою воображаемую ракету обычной шариковой ручкой, и тем же инструментом спустив обшарпанную стёрку с ручника. При любом удобном случае Володька пытался как-то списывать, если требовалось, или хотя бы давать намёк на это своему соседу лёгким подталкиванием локтём. Андрюха, несмотря на приличные результаты всё ещё не успокаивался, он также продолжал серьёзно относиться к учёбе и с каждым днем повышать себе баллы. К своему учителю Информатики они оба были абсолютно равнодушны. Никогда не смеялись над ним, тем более, не глумились. Даже не обращали на него особого внимания. Хотя именно Иван Иванович всегда был ключевой фигурой своего мега-урока. Но для зануды-ботаника и его другана-лодыря Информатик существовал в недосягаемой прострации времени и материи, словно как небо для камней.
Внезапно мобильный в кармане пиджака Ивана Ивановича провибрировал прерывистыми, но настырными сигналами. «Да кто их там?!» – Коротко и недовольно дёрнулся он про себя. – «Приспичило, тоже мне!». – После этих мыслей учитель сунул руку в карман и наскоро покинул кабинет, обращаясь к ученикам:
– Извините, я сейчас… – Оправдался Иван Иванович, скрывшись в коридоре.
 
Как только железная дверь класса прикрылась, так через пару моментов на четвёртой парте уже развернулась буйная и безудержная перепалка внешне симпатичной девицы с халдёжной натурой, насыщенная недовольством и презрением с двумя обдолбышами на пятой:
– Обана! Едать-покать! ГЫ-ГЫ-ГЫ!!! – Веселился вдоволь укурыш Данчик Кумар. –Ваще шикарня, слышь ЧО! Ты типа ваще такая фотко-модель, чикуля!
– ХА-ХА!!! ГА-ГА-НА!!! Да ваще пу́пес полный капедз прос(т)а! – В тему подхватил его чмошный сосед по боку узюзенный Ванька Зелёный.
Эти оба раздолбая, вечно обкуренных два товарища, обычно были в абсолютном неадеквате, но всё же им ещё как-то удавалось соображать, где они находились и что делали, что хорошо, а что плохо. Невообразимо чертовски выносливые оборванцы, которые слыли сумасбродной парой бесшабашных клоунов, и в основном использовались для всеобщего развлечения публики. А бывало и для того, чтобы срывать уроки.
– ОТВАЛИТЕ, ПРИДУРКИ! ВЫ МЕНЯ БЕСИТЕ, СУЧАТА! Я ВАС ГРОХНУ КОГДА-НИБУДЬ, УШЛЕПАНЫ-ЕПИДРЕДИКИ ГОВНОРЫЛЫЕ!!! – Неистово проревела в истеричном порыве яростного негодования голубоглазая Юлька Переганова, повернувшись к ним в упор. Затем она резко шлёпнула со всей силы Данчика по внешней стороне его ладони дневником. Точнее торцовой его частью.
– А-А-А-А-А!!! – Протяжно взвыл Кумар от боли, скосив глаза и скривив противно рот.
– Слышь! Ты ЧО прям такая дерзкая писюля? Слышь ЧО, А???.. А??? – Игриво и удивлённо поинтересовался Зелёныш, показав ей свой язык со свисающими слюнями по всему подбородку. – Поцелуйчик! Полизнучик! – Он поднял свои брови пару раз, давая намёк на то самое.
ОООО!!! – Выпалила Юлия с грозным рёвом голодной тигрицы и, размахнувшись, интенсивно залепила Зелёному в лоб своей рукой. Мордашка Ивашки скрючилась в болевом позыве. И только спустя пару секунд, до этой свирепой хищницы дошло, что она разбила экран своего нового айфона об голову Ваньки Зелёного, у которого на лбу проступил кровавый порез мелкой тяжести. Просочилась тонкая сукровица, но постепенно начала подсыхать.
Ботаник и Волдырь всё это время сидели молча, с интересом наблюдая за спектаклем.
Ооооюшкиии!!! Писец, ты ЧО творишь, ссыкуха???!!! – Ванька вновь скорчился от боли и закатил глаза, помотав головой в воздухе, чтобы немного опомниться от удара немаленьким телефоном.
 Тёмно-русые волосы озверевшей девицы чуть не встали дыбом от нервного напряжения. Всё её нутро дребезжало от шока, неожиданности и гнева. Взрыв пафосного гонора не заставил себя долго ждать:
– ТЫ, СУЧЁНЫШ, МНЕ АЙФОН СЛОМАЛ, ГОВНЮК!!! Я ТЕБЯ КОНЧУ ЩАС!!! – Она взлетела на Ваньку Зелёного, перемахнув через парту, и уже не обращая внимания ни на кого вокруг, крепко вцепилась ему своими длинными красными ногтями прямо в волосы. – УРОДИЩЕ!!!
– А-А-А-А!!! – Простонал Зелёный в ответной реакции.
Я КОМУ ВСЕМ СКАЗАЛ: «НУ-КА, ТИХО-О-О-О-О!!!» – Вновь дико пробаритонил громогласный гул учительского, но по-настоящему мужского вопля, оборвав самое начало этой нелепой баталии на цирковой арене класса, ворвавшись на сцену действа с невозмутимой мощью. – ВЫ ЧЁ ЗДЕСЬ БЕЗ МЕНЯ УСТРОИЛИ, А???!!! ЧЁ!!! С УМА, ЧТО-ЛИ ВСЕ ПОСХОДИЛИ???!!!
Все вновь напугано притихли. Однако потерпевшая не считала нужным успокоиться, а продолжала возмущаться:
 – Иван Иваныч!!! – Огрызнулась Юля, кивнув в сторону своих недоброжелателей. – Эти гандоны мне телефон сломали!!! Вот!!! – Протянула она слегка покоцанный телефончик с разбитым экраном учителю. – Я в суд на них подам щас!!! Пусть вот мне новый айфон покупают тогда!!!
– Успокойтесь, сказал вам! – Грозно посмотрел на неё нервный Информатик, который и так уже был весь на взводе.
– Вы как вообще со мной разговариваете, я не поняла ЧО ТА??? – Выпучила она свои округлённые глазища на Ивана Ивановича. – Вы ваще, почему такое допустили, что мне телефон сломали у ВАС на уроке???!!! Вы ваще ЧО вышли???!!! Я вас ваще затаскаю!!! Я на вас жалобу щас напишу!!! Вы ЧО ваще творите???!!!
– НУ-КА, СЯДЬ НА СВОЁ МЕСТО! БЫСТРО!!! – Жёстко и громко крикнул Иван Иванович в сурово приказном тоне в один миг, заткнув ей рот. – ШИБКО ВЗРОСЛОЙ СЕБЯ ПОЧУВСТВОВАЛА, ДА???
Длинноногая девица с фотомодельной внешностью сразу же, однако, нехотя, приземлила свою тощую пару ягодичных мышц на стул, обиженно надув до неприличия пышные губы. Красная помада потеряла весь свой шарм и выразительность в закусанной нижней губе. На  глазах девушки потекла пречёрная тушь, исказив весь её элегантный образ некогда грациозной оснастки.
 
Класс на какой-то фрагмент паузы вновь затух в немом кинотеатре. Всё-таки майская духота напоминала о себе ежесекундно, оказывая влияние на всеобщий настрой и изрядную задолбленность под конец самой последней четверти.
Иван Иванович спокойно прошёл к учительскому трону и сел за свой стол, затем пошевелил мышку. На мониторе отобразилась графическая информация. Учитель взял классный журнал 10-го «Б» со стола и открыл родную страницу. Перед его глазами предстала малоприятная картина с монотонными числами в виде оценок учащихся.
– Ну и что вам предложите ставить, господа? – Обратился Иван Иванович к ученикам с серьёзным неодобрением в голосе. – У вас еле-еле тройки выходят. Все двойками обросли уже  в конец! Вы ещё тут мне начинаете выступать.
– Иван Иванович… – Тишину посмел нарушить только один человек, который единственный был на волне с учителем. – А какие у нас предварительные оценки?
– Ну, пока ещё две-полторы недели, ну ладно… – Иван Иванович нахмурился, уставившись в журнал внимательнее. – Так…. Ну, тебе, Павел, особо беспокоиться не о чем. А вот другим лицам я бы всё-таки рекомендовал балаган мне тут не устраивать, а поднатужиться!
Еле уловимый смешок с пятой парты всё равно не смог себя сдержать. Очень смешной глагол для одарённых.
– А то, смотрите, распоясались все! Что за дела там такие опять?!?! – Иван Иванович вновь прищурился в сторону Кумара и Зелёного; затем, убедившись, что он осадил порыв непорядка, обратился ко всем остальным. – А то двоек наставлю за неработу на уроке. Ничего не слушаете, болтаете, отвлекаетесь, сидите в своих телефонах, ещё и просите поиграть и музыку послушать. А потом кто-то очень одарённый находится, и ещё не успевает и не понимает ничего. А потом двойки и тройки как прыщи вылезают. Что это за такое?!
Все виновато опустили головы вниз. Видимо, что-то внутри всё ещё содержалось. Некое чувство или осознание ответственности и повинности пробуждалось в такие моменты у нашкодивших детишек. Стало быть, время от времени какая-то адекватность у них проявлялась.
Необходимо напомнить, что детишки были весьма не из лёгких особей. Хотя в тот день ещё не все подошли из этой группы, так как парты с шестой по восьмую нередко пустовали. Там ведь имелись и конкретные отморозки, которые частенько тупо прогуливали уроки и клали на всё, что им шло в качестве замечаний и угроз со стороны взрослых. Что-что, а на угрозы эти чудики и сами были те ещё мастера.
 
***

.: Продолжение следует:…

Автор:
Альберт Альчербад
alcherbad@yandex.ru


«ИНФОРМАТОР: ПОРЯДОК ПРОТИВ ХАОСА» [КНИГА] (Группа ВК)
http://vk.com/alcherbooks

Комментарии