Добавить

Случай в доме отдыха.

Этот случай, произошёл много лет тому назад, когда мы ещё были молоды, и полны всяких, идей и проектов. Всякий раз, когда я его вспоминаю, внутри всё содрогается от не справедливости жизни в этом мире, и я долго не могу уснуть. Услужливая память, всё прокручивает и прокручивает это событие, я кручусь в постели до раннего утра и вздыхаю, сама не пойму, почему меня так мучает это горестное событие, ведь время должно стереть всё горькое и мрачное в памяти.

Две подруги, одержимые здоровым образом жизни, взяли за правило, ездить летом на 2, 3 недели вместе с детьми в местный дом отдыха. Долго готовились к этой поездке, предвкушая, долгожданный отдых: когда отпадет необходимость полдня стоять у плиты, для приготовления еды, уборки, и всяких домашних забот. Папы оставались дома: один - делал ремонт, пока ни кто не мешает, второй - любил выпить с друзьями.

У Аллы было двое деток, Аня и Алёша, Аня старшая. У Натальи трое, старшая Алёна и двойняшки Костя и Сергей. Дети примерно одного возраста, с небольшой разницей в год. Интересы и забавы были почти одинаковые у всех, пятерых.

Вот наступил долгожданный день отъезда: автобус отправляется от заводского профсоюза, толпа отдыхающих с детьми с папами и мамам, и даже с собачками, стоят с нетерпением ждут, когда же подъедет этот не пунктуальный автобус, кто расположился под тенью деревьев, кто стоит на краю тротуара, с нетерпением выглядывая, чтоб первым сообщить: « Едет», кто сидит на чемоданах. Притомившиеся детки, что поменьше просят попить, и мамам приходится лезть в рюкзак или в сумку за напитками.

Косте, Серёже и Алёше не сидится на месте, они уже успели набегаться, разбить коленки, получить от мам нагоняй. Но, вот показался большой автобус, все стали протискиваться поближе, чтоб занять места себе и родным. Вышел сопровождающий и стал успокаивать, чтобы не толпились, места всем хватит, будет ещё автобус.

Дорога до дома отдыха - 39 киллометров, поэтому доехали быстро, выгрузили рюкзаки, детей, получили ключи от номеров по соседству, и побежали на речку, осматривать территорию.

Дом отдыха находится в очень живописном месте, на берегу Амурского заливчика – Река как бы делится на два рукава, основное русло проходит в стороне, а другой рукав мене полноводный со слабым течением омывает берег, на котором расположился дом отдыха – это корпус в несколько этажей, и маленькие домики, разбросанные в зарослях деревьев. Через несколько километров река снова сливается в одно русло. И получается между двумя рукавами, как бы остров, его было хорошо видно с пляжа, где купались и загорали отдыхающие. Были отчаянные головы, переплывающие на другой берег, там паслись коровы, их хорошо было видно, когда они спускались на водопой. Часто слышно было щёлканье кнута пастуха, и его покрикивания. На лето вывозили туда совхозных коров, они там, в изобилии травы, наверное, чувствовали себя хорошо, а так как уйти с острова они не могли, пастухи, особенно, не напрягались. Домики, были двух и четырёх местные, в скверике, где они расположились, в жаркую пору было прохладно, можно было бегать по асфальтовым дрожкам, чем две подруги и занимались по вечерам, когда укладывали свой непослушный отряд. Но домики были без удобств, в траве часто находили змей, в дождливую погоду, там было сыро, и пахло плесенью, поэтому в этом году они решили обосноваться в благоустроенном корпусе.

В столовую шумная компания, чинно доходила только до двери. Потом мальчишки срывались с места, не слушая своих мам, гремели стульями усаживались за столы, бесцеремонно, громко разговаривая. Напрасно мамы пытались урезонить мальчишек. Особенно Натальины двойняшки, постоянно, что-то делили, ссорились, впрочем, вели себя, как дома. Отдыхающие по-разному относились к этой шумной компании, кто улыбался и с любопытством смотрел на молодых стройных мамаш с такой кучей ребятишек, а кто-то ворчал недовольно. Однажды на столе стали появляться фрукты, явно не из общего меню, но благодетель счёл остаться инкогнито.

После завтрака, шли поиграть в баскетбол или бадминтон на две команды. На берегу была площадка засыпанная песком, песок на солнце раскалялся и к полудню, уже было, невозможно жарко, да и гнус к 12 часам становилась особенно злой, мошка кусала и облепляла, загоняя всех отдыхающих в прохладный корпус.

После обеда шли смотреть мультик: « Том и Джерри» .За неделю, этот мультик выучили наизусть. Но это не мешало, мальчишкам хохотать, так, что сиденья начинали, под ними хлопать, и тогда взрослые начинали сердиться и им делали замечание.

Купались каждый день, но понемногу, одна мама купалась с двумя или тремя, другая смотрела на берегу, потом менялись ролями. Амур очень грозная река, сколько жизней она унесла, поэтому особенно во время купания детей нужен глаз, да глаз, и в этом им убедиться пришлось совсем скоро.

Как-то во время особенно жаркого дня, наши подруги уложили ребят днем, а сами тихо беседовали на балконе. Вдруг, внимание Натальи привлек Мужчина, бежавший по аллее к корпусу, в руках у нег был ребёнок. Мужчина, что – то кричал надрывным голосом, голова ребёнка подпрыгивала в такт его бега, когда он приблизился, отчётливо расслышали « помогите». От этого слова как током пронзило, бросило в жар и застучало в ушах. Подруги поняли, что с ребёнком беда, не сговариваясь, они, кинулись в фойе, куда бежал за помощью незнакомый мужчина. Когда Наташа и Алла сбежали по лестнице в фойе, он уже положил мальчика на кушетку, и причитал и причитал, схватившись за голову, сидя на коленях перед сыном. Мальчику на вид, не больше двух лет, он был мокрый, мокрая белокурая головка, мокрые красные колготки, в сандаликах и кофточке, глазки закрыты, ясно, что его вытащили из воды. Мужчина помятого вида, явно, изрядно выпивший накануне, потому, что от него разило спиртным, причитал как заклинание: «Спасите моего сыночка, люди умоляю!» Рядом стояла растерянного вида, пожилая вахтерша, у неё суетливо и нервно руки не находили себе места, она металась, не зная, что предпринять.

Подруги кинулись к мальчику, понимая, что кроме них сейчас не от, куда ждать помощи. Из причитаний отца, они решили, что мальчика можно ещё спасти, и сразу стали его реанимировать, делая искусственное дыхание и массаж сердца, вспоминать как это делается правильно, не было времени: вдох , 3 толчка в грудь, вдох , 3 толчка. Закинули ему головку, послышался шум выходящего воздуха, потом плеснула из горла вода вместе рвотой, появилась надежда, что ребёнок жив.
Подруги продолжали и продолжали, за это время в фойё стало наполняться людьми, кто-то пытался нащупать пульс. Вахтёрша вызвала скорую помощь из города. К запаху отцовского перегара примешивался кислый запах рвоты. Подруги менялись местами, прошло уже 10 или 20 минут, ни кто не помнил, они стали одержимы - не отдать этого малыша смерти.
Кто-то в толпе, возмущался, почему так долго нет скорой, уж врачи то спасут мальчика, кто-то крикнул, что надо грелку приложить ребёнку. За это время белокурые волосы у малыша подсохли, завились крупными кудряшками, воздух из него, при толчках в грудь с шумом выходил, создавая иллюзию, что он дышит. Они трясущимся руками пытались нащупать пульс, им так хотелось его услышать, что, наверное, биение собственного, бешено колотившегося сердца доходившего до кончиков пальцев, принимали за нитевидный пульс, и продолжали в исступлении реанимировать. В толпе решили, что надо до приезда скорой продолжать. Кто-то принёс горячую грелку, не останавливаясь ни на минуту, приложили грелку к ягодичкам, стянули с малыша мокрые колготки. Наташа и Алла взмокли, и были в каком-то яростном исступлении.
В фойё вдруг с шумом расталкивая толпу, появилась группа крепких спортивных мужчин, они с первого взгляда поняли, в чём дело, и предложили помощь - продолжить эту страшную вахту. И тогда подруги отошли в сторону, и заметили, что творится вокруг.
Дети их проснулись, стояли на лестничной клетке, с тревожными лицами, понимая, что происходит, что-то ужасное. Наталья бросила взгляд на малыша и увидела, как мужчины продолжают искусственное дыхание и толчки в грудь, грелка давно съехала в сторону, и появился, страшный ожёг на ягодичках, кожица слезла, обнажая розовый эпителий. Внутри у неё всё заныло, и первое что, пришло на ум: « Господи, как же ему сейчас больно, бедный ребёнок» Какая-то дура, налила в грелку кипяток.

Женщины, бросились к своим детям, быстро увели их с лестничной клетки, мальчишки притихли, лишь изредка кто-то из них задавал вопросы. Наталья стала ощупывать и тискать своих притихших детишек, слёзы вдруг полились, как будто прорвало плотину. Она всё гладила, ласкала и прижимала их к себе, в уме всё повторяя:» Господи , какое счастье , что мои дети живы, что они со мной, Господи не отбирай их у меня, мои родненькие , мои солнышки, лапушки, счастье моё и жизнь моя!» А через стенку Алла, была точно в таком же состоянии.

Послышался шум машины на улице, все кинулись к балкону и окну - подъехала скорая, из машины вышли люди в белых халатах, в фойё вдруг стало тихо. Подруги замерли в томительном ожидании, и боялись выйти из номера. Через несколько минут, послышался говор и неторопливый топот ног по коридору. Пересилив себя, Наталья всё же выглянула, чтоб спросить, жив мальчик, спасли его? Но по виду отдыхающих и так всё поняла с первого взгляда.



Подъехавшие врачи, пощупали пульс и сразу сказали, ребёнок мёртв, даже ни чего не предпринимая. Ни люди, которые были свидетелями нашего страшного марафона, (ребенка, реанимировали 45 минут, столько ехала скорая), ни мы, не могли поверить своим ушам, что врачи, даже не попытались ни чего зделать. В душе было такое ощущение, что мы держали на волоске его хрупкую жизнь 45 минут, а они эту ниточку, просто проигнорировали.



Шумное семейство в этот день было тихим, ребята заглядывали в глаза своим мамам, и понимали, что-то очень трагическое происходит в доме отдыха. Когда спускались на ужин, в фойе сидел милиционер, о чём-то спрашивал полноватую женщину. Уже прошёл слух, что это мать погибшего мальчика. Отдыхающие с любопытством кидали быстрые взгляды на женщину, очевидно ожидая увидеть, горем убитую мать. Она сидела вполоборота к проходящим на ужин, но даже так было видно, что лицо её не отражает, ни какого горя, только усталость и нетерпение, скорее закончить этот опрос. Малыш лежал под лестницей накрытый одеялом, и из-под одеяла выглядывали светленькие кудри.



На следующий день, все только и говорили, об этом несчастье. Родители погибшего мальчика были пастухами на острове. Мать готовила на костре еду, отец выпивал, кроме этого ребёнка у них ещё ватага ребятишек, и ни кто не заметил, как младший ребёнок упал с обрыва в воду. Когда хватились, стали нырять и искать его, (искали полчаса в воде). О какой реанимации могла идти речь? Рыбаки, услышав крики с острова, на лодке привезли отца с ребенком в дом отдыха, в тот момент мы его и увидели бегущим по аллее.

Прошли годы , но события того лета нет- нет да всплывут в памяти , и в глазах стоит белокурая головка и страшный ожёг на попе ребёнка.

Жизнь - такой ценный, но такой хрупкий дар!

Комментарии

  • Людмила Волис Тягостно читать такие истории, написано очень хорошо...ты отличная рассказчица. Я тоже однажды паталась реанимировать, упавшего с 9 этажа, подростка....несколько раз он начинал дышать, потом прекращал...скорая приехала тоже минут через30...схватили за руки и за ноги, довольно грубо, на носилки и в машину...умер он утром.
  • Mihailovna-kms Наталья Очень больно, когда погибают дети, не высказать, слов не хватает.
  • Николай Третьяков Очень грустная история... Такое и правда, невозможно забыть.
  • Mihailovna-kms Наталья Добро пожаловать господин Третьяков ко мне на страничку, меня звать Наталья. Спасибо Людмила , что заглядываете.
  • Сандра Усманова Мне тоже очень грустно. Но я не думаю, что врачи скорой не стали бы спасать мальчика, если был бы какой-то шанс. Мой дядя в скорой работает, я не по наслышке об этом знаю. А вы действительно хорошая рассказчица!
  • Mihailovna-kms Наталья Спасибо Сандрочка, человек всегда оставляет в душе место для чуда, вот и мы тогда, наверное, больше ждали чуда от скорой от бога, от того и такое разочарование.